Пятины. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

ВНИМАНИЕ! Книга разделена на главы, только для удобства навигации. Информация книги представляет слитное изложение материала о космической катастрофе кометы Алатырь, почти совпавшей по времени с монголо-татарским нашествием. Для правильного понимания происходивших событий советуем последовательно ознакомиться со всей книгой. Перейти к оглавлению.

 

 

Пятины.

«Знание составляется из множества крупинок ежедневного опыта»

Д.И. Писарев

По легенде, родиной Алатырь - камня является местообитание племен древней чуди, которые веками молились у золотого Алатырь - камня, и тщательно оберегали это место от посторонних. И потому никто до сих пор так и не смог найти дорогу к Алатырю – камню, который считают камнем познания и могущества. На землях древней чуди действительно остались следы Алатырь-камня, о которых стоит рассказать, ибо они до сих пор составляют одну из неразгаданных тайн русской истории. Этими следами Алатырь-камня являются новгородские пятины, о которых придумано столь много несуразного, что современные исследователи не смогли понять даже причину их возникновения. В настоящее время принято необоснованно считать, что термином «пятины» первоначально обозначалось деление новгородских земель на пять частей. И эта информация вошла во все учебники и энциклопедии, как незыблемый исторический факт, который, строго говоря, вообще не имеет доказательств. В статье «Происхождение разделения Новгородской области на пятины» за 1853 год, К.А. Неволин пишет, что по достоверным правительственным свидетельствам, разделение Новгородской области на пятины: Вотскую, Шелонскую, Обонежскую, Деревскую и Бежецкую, появляется только после 1477 года, а впервые слово «пятины» упоминается в бумагах Хутынского монастыря. Не зная истинной причины образования новгородских пятин, в качестве предположения, К. А. Неволин выдвигает версию, что Иоанн III, ввел существовавшее до Иоанна IV разделение России и Новгородской области, на три части, называвшиеся третями. Аналогично этому, якобы произошло и разделение на пятины. Подобное же объяснение пятин дается и в словаре Брокгауза и Ефрона. Согласно этому словарю, пятинами « назывались пять частей, на которые делилась Новгородская область. Они носили названия: Вотская, Шелонская, Обонежская, Деревская и Бежецкая. Это заблуждение разделяли и другие русские историки. Историк Соловьев ("История России", т. IV, стр. 1212, прим.) полагает, что "все пятины, кроме новгородских, произошли вследствие церковного разделения на десятины». Ну а у современных историков и процитировать нечего, ибо они просто повторяют вышеизложенную информацию.

Я с уважением отношусь к энциклопедии Брокгауза и Ефрона, содержащей многие полезные сведения. Но в данном случае, в энциклопедии написана явная нелепица. Чтобы не быть голословным, давайте опять процитируем Неволина: «Самый первый взгляд на карту дает уже видеть, что область пятин не обнимала всех древних владений Новгорода, а ограничивалась наиболее близкими к нему, можно сказать - внутренними его землями. В область пятин не входили многие земли, лежавшие на север, восток и юг за чертою, означенною на моей карте, а именно: земли, лежавшие в глубоком севере по берегам Студеного Моря; земли по рекам Онеге и Двине и далее к востоку; Бежичи, Торжок, Великие Луки, Ржев, и земли вокруг этих городов.
Наиболее северные местности области пятин лежали между 64 и б5° с. ш., южные между 56 и 57° с. ш., восточные между 55 и 56° долготы, западные между 45 и 46° долготы.
Все это пространство заключало в себе, по примерному исчислению на карте, 282127 квадратных верст».
Проще говоря, пятины занимали только малую часть Новгородской области, и не делили Новгородскую область на пять частей, как пытаются объяснить нам историки. Ведь даже позже, в административно-территориальном делении Новгородской земли, слово «пятина» употреблялось в одном значении с волостью и погостом, как определенная площадь земли, но не как ее пятая часть. Внутри общего пространства, каждая пятина представляла отдельное образование, и расположены они были вокруг Новгорода. Позже, в связи с административно-территориальным делением новгородских земель, границы пятин неоднократно изменялись и, в конце концов, их стали определять по рекам, и реки Волхов, Луга, Ловать, Мета и Мда, и озера Ладожское и Ильмень, стали служить естественными границами, отделявшими пятины друг от друга.

Так что же изначально обозначалось словом пятины? На этот вопрос ответим сразу. Заимствованным из греческой мифологии, мифологическим термином «пятины», (от слова «пята», ( досл. «пятка, основание столпа»)) (1), изначально обозначались площади эпицентров космических взрывов 1240 года. И именно в этом значении эти мифологические термины и следует понимать. А теперь дадим необходимые пояснения.

Вот какое любопытное свидетельство о наследстве Иоанна Васильевича, приводит Неволин: «Великий Князь Иван Васильевич в духовном своем завещании, писанном около 1504 года, говорит: «Да сына же своего Василья благословляю своею отчиною Великим Кияженьем Новогородским, даю ему Великий Новгород со всем, с пятью пятинами, с волостьми и с погосты». Не поленитесь перечитать еще раз. Князь Иоанн Васильевич по духовному завещанию дает: великое княжение, плюс Великий Новгород, плюс пять пятин, плюс волости и погосты. То есть «пятины» - это нечто важное, что дается в наследство наряду с Великим Новгородом и волостями. Напомню, что завещание Иоанна Васильевича написано уже после так называемого административно-территориального деления новгородских земель, в котором новгородские пятины занимали только небольшую площадь от территории всех новгородских земель. А первыми на пятинах поселились монахи, ведь это были «святые места», «где Бог спускался на Землю», являвшиеся объектом поклонения любопытствующих паломников. Именно поэтому, пятины и были включены в духовное завещание Иоанна, как важная часть наследуемых ценностей.

По свидетельству уже упоминавшегося историка Русской церкви митрополита Макария, в северной малолюдной полосе России находились только только две епархии: Новгородская и Вологодско-Пермская, но в них было больше иноческих обителей, чем во всех восьми епархиях Московской митрополии. Подробно рассказывая о многочисленных монастырях Новгородской области, митрополит Макарий в первую очередь рассказывает о монастырях, расположенных на территории новгородских пятин. Давайте воспроизведем часть этой информации. Бежецкая пятина, по ее описанию на 1581 - 1583 гг., имела тринадцать монастырей. В соседней Деревской пятине, по описанию ее, составленному около 1495 г., было десять монастырей. Шелонская пятина, по площади менее Бежецкой и Деревской пятин, имела в себе более монастырей, нежели каждая из них, а именно восемнадцать монастырей. Вотская пятина, была втрое обширнее Шелонской пятины и почти настолько же Деревской и Бежецкой. В ней митрополит Макарий насчитывает двадцать шесть монастырей. Самой обширной из всех Новгородских пятин и самой богатой монастырями, была Обонежская пятина. В ней митрополитом Макарием упоминается до сорока монастырей. Хотя все эти монастыри, были крайне незначительны и малолюдны, всего на пятинах, общая площадь которых по свидетельству Неделина, составляла 282127 квадратных верст, находилось сто семь монастырей. Фантастически много, и такое большое количество монастырей на ограниченном пространстве безлюдной Новгородской области можно объяснить только тем, что земли пятин действительно считались святыми местами, где «Бог спускался на Землю». И, надо полагать, что каждый такой монастырь строился вблизи космической воронки от взрыва осколка кометы Алатырь.

Ведь «пятина» (от слова («пята») - это мифологический термин, заимствованный у греков из легенды об «Ахиллессовой пяте» (2), то есть, в Новгородской земле, лежащей на пути «из варяг в греки», греческие православные миссионеры, также оставили после себя чрезвычайно много греческих мифонимов.

Водская пятина находилась по левую сторону реки Волхов, вокруг Ладожского озера между реками Волховом и Лугой. И только в верховьях Луги она переходила за границу реки. Напомню, что на месте эпицентра космического взрыва, зону поражения которого назвали Водской пятиной, Петр Первый и основал Санкт –Петербург.

Граница Шелонской пятины проходила по реке Шелонь, между реками Лугой и Ловатью. Первой она отделялась от Вотской пятины, второй от Деревской.

Деревская пятина находилась между реками Ловатью и Метой.

Обонежская пятина располагалась вокруг озера Онего (от греч. «onаqer» - «дикий осел»), а также к северу и северо-востоку от него. «Дикий осел» - это еще один греческий мифоним, обозначающий эпицентр космической катастрофы. (Подробнее см. в книге «Тайна «кометы-возмездие»»

Бежецкая пятина находилась на водоразделах между рекой Метой и притоками реки Волги. Письменные источники свидетельствуют, что в древние времена область пятин неоднократно являлась причиной территориального спора между Россией, Швецией и Норвегией, в связи с чем, их территориальная принадлежность неоднократно оспаривалась и являлась причиной военных конфликов. Точно также оспаривалось право на обладание островом Сааремаа (он же остров Эзель – досл. «осел»), являвшимся местом еще одного космического взрыва 1240 года. Остров Сааремаа был присоединен к России только в 1710 году, в результате Северной войны.

К. А. Неволин сообщает, что по Столбовскому договору от 3 августа 1618 года,граница российской части Вотской пятины начиналасьнепосредственно у Новгорода. Отсюда она шла на север, по Волхову до Ладожского озера, и эта река служила ей восточной границей. С другой стороны она шла по Луге, доходя до ее устья у Финского залива. Отсюда граница Вотской пятины поворачивала к востоку, и по южному берегу Финского залива доходила до острова Котлин, на котором располагается Кронштадт. Далее ее граница шла на север через остров Котлин до устья р. Сестры (Систерйоки). Далее по реке Сестре она шла на гору Румете, которая разделяет вершины рек Сестры и Саи. Оттуда она тянулась до окрестностей Нишлота и дальше шла к северо-востоку по озерам Пурувеси и Оривеси к озеру Рикавеси, и через гору Писавуори к южной шведской границе. От восточного края шведской границы она шла к Ладожскому озеру по границе Финляндии и Олонецкой губернии.

Бежецкая пятина, (по К. А. Неволину), получившая свое название от селения Бежичей, захватывала северную часть Тверской губернии, западную часть - Ярославской и юго-восточный угол Новгородской.

Особенностью пятинного деления Новгородской области, как отмечает Неволин, было то, что все пятины, кроме Бежецкой, начинались у самого Новгорода или, как Деревская, недалеко от него, и в виде радиальных полос бежали во все стороны. Следует сказать и о числе пятин. Пять - сакральное число «кометы – возмездие» (кометы Фаэтон). Поэтому здесь прослеживается явное желание древних священнослужителей иметь ровно пять пятин, хотя Бежецкая пятина, расположена обособленно от остальных. Попутно следует сказать и о том, что существуют еще и ирландские пятины, которые также имеют отношение к нашему повествованию о катастрофе Алатырь. Правда, их всего четыре, что вводит в большое смущение ирландских исследователей этих пятин., которые никак не могут понять, куда делась пятая пятина. Но не пытаясь объять необъятное, рассказ об ирландских пятинах я вынужден отложить до лучших времен, ибо просто не в силах рассказать обо всех проявлениях Алатырь- катастрофы. И пока мой рассказ только о космических взрываах, произошедших на территории бывшей Российской империи. Как территориально-административные единицы, пятины исчезли в восемнадцатом веке, и история их происхождения была окончательно забыта.

А за пределами новгородских пятин, остались Псковский край, Белозерский край, Беломорский край, относящиеся к Новгородской епархии, и также имеющие отношение к нашему рассказу. Ведь в Беломорском крае наибольшей известностью, среди всех других христианских обителей пользовался Соловецкий монастырь, о котором и будет наш следующий рассказ.

 

 

Примечания к статье «Пятины».

(1) … «Заимствованным из греческой мифологии, мифологическим термином «пятины», (от слова «пята»), изначально обозначались площади эпицентров космических взрывов 1240 года». Мифологический термин (космическая) «пята», использован в легенде об основании Почаевской Лавры, согласно которой, ее главной святыней является оплавленный след ступни («пяты») Богородицы, и в легенде о горе Мориа (Храмовой горе), на которой небесный ангел оставил оплавленный след своей ноги («пяты»), до сих пор являющийся одной из главных святынь иудейской и мусульманской религии.

 

(2) … «из легенды об «Ахиллесовой пяте»». Подробное изложение легенды об Ахиллесе и «ахиллесовой пяте», содержится в тексте новой книги, которая в настоящее время уже готовится к печати.

 

 

Предыдущая статья: Сааремаа.   Следующая статья: Беловодье.

Тайна Алатырь-камня