Взятие Киева монголо-татарами. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

ВНИМАНИЕ! Книга разделена на главы, только для удобства навигации. Информация книги представляет слитное изложение материала о космической катастрофе кометы Алатырь, почти совпавшей по времени с монголо-татарским нашествием. Для правильного понимания происходивших событий советуем последовательно ознакомиться со всей книгой. Перейти к оглавлению.

 

 

Взятие Киева монголо-татарами.

Добросовестный ученый обязан задумываться над будущим и высказывать свои соображения,

даже когда он обречен на роль Кассандры, и ему никто не верит»

Норберт Винер.

В настоящее время не существует правильного понимания причин падения Киева и его жуткого разрушения. И я вынужден напомнить, что только в шестнадцатом веке (через четыре века после падения Киева) иностранные путешественники, увидев страшные разрушения киевских строений, предположили, что они связаны со штурмом города монголо-татарами. На этом основании и современные ученые полагают все эти разрушения последствием действия осадных таранов Батыя. Но были ли все эти разрушения произведены монголами? На этот вопрос в летописях нет ответа. Более того, в летописях, сообщающих о разорении Киева монголами, вообще нет никаких конкретных сведений о разрушении города монголами. ( Поэтому некоторые исследователи, не найдя летописных свидетельств о разрушении города монголо-татарами, бездумно пишут о том, что «Киев при его взятии монголо-татарами в 1240 г. пострадал не больше, чем при домашних погромах в 1169 или 1202 гг».) В летописях есть только невнятное сообщение о падении сводов Десятинной церкви, под тяжестью тел скопившихся на ней осажденных. Учитывая толщину стен, которая у киевских церквей составляла 2-3 метра, и высокое качество известковой кладки, это утверждение выглядит более чем сомнительным. Кроме того, таранами пробиваются только бреши в оборонительных стенах городов и зданий, а все записи иностранных путешественников, сообщают о тотальном разрушении города. Например, папский посол, архиепископ Иоанн де Плано Карпини, посетивший в 1246 году Киев (через шесть лет после космической катастрофы), сообщает о полном разрушении и запустении города. Так что же явилось причиной разрушения города?

Мои исследования позволяют утверждать, что разрушение города произошло вследствие космического взрыва 15 июля 1240 года, на реке Почайна, протекавшей по окраине Киева. Эта космическая катастрофа менее чем, за полгода до нашествия монголо-татар, полностью разрушила Киев и его укрепления со стороны реки Почайны. При этом погибло много жителей, в том числе и дружинники киевского князя. То есть, уже перед нашествием монголо–татар, Киев находился в развалинах, и его просто некому было защищать. К сожалению, летопись лишь сообщает, что великий киевский князь Михаил Всеволодович, накануне нашествия монголо-татар, бежал в Венгрию, и не понять, то ли за помощью, то ли понимая безысходность своего положения: "Михаилъ бъжа по сыну своемь передъ Татары во Угры". Таково свидетельство летописи. Но позвольте усомниться. Согласно летописи, в 1239 году князь Михаил, находясь в укрепленном Киеве, спокойно и бескомпромиссно приказал убить всех монгольских послов, за оскорбительное предложение сотрудничества с монголами. И вдруг, в 1240 году, перед самым штурмом города, он бежит в Венгрию, к сыну. Возникает вопрос, а чего вообще мог устрашиться храбрейший великий князь Михаил Всеволодович, со своей прекрасно обученной многочисленной дружиной, в хорошо укрепленном городе с сорока - пятидесятитысячным населением, в котором он мог бесконечно долго и успешно отражать атаки объединенного стотридцатитысячного монгольского войска, если бы город и его укрепления не были разрушены? Ведь современники единогласно свидетельствуют о том, что Киев был самой неприступной крепостью во всей Восточной Европе. Давайте кратко напомним, как выглядел неповрежденный Киев в начале тринадцатого века. Это был достаточно крупный для того времени город, с населением, по разным источникам, от сорока до пятидесяти тысяч человек, состоявший из двух частей: Верхнего города (Горы) и расположенного внизу Подола. Верхний город располагался на высоком плато, ограниченном обрывистыми склонами. Протяженность всех укреплений Верхнего города достигала почти пяти километров, из которых половина была практически неприступна для штурма нападавших. Укрепления города представляли собой насыпной вал, достигавший с опасной для нападения стороны, тридцать метров ширины, и высотой в двенадцать метров. Кроме того, перед валом был выкопан глубокий и широкий ров, наполненный водой. По всему гребню вала шла стена из бревенчатых срубов с бруствером и крышей, защищавшими воинов от обстрела стрелами. А выступавший на консолях помост имел в сторону нападавших бойницы, позволявшие вести круговой обстрел основания стены. С наружной стороны, с противопожарной целью, стены были обмазаны глиной и побелены известью, вследствие чего они всегда имели торжественный и праздничный вид. Кроме того, Верхний город имел крепость-детинец ("город Владимира") и окольный город ("город Ярослава"). Детинец был хорошо укреплен. Менее укрепленным был лишь Подол, представлявший собой сделанную из бревенчатого частокола первую оборонительную линию. Исходя из количества жителей проживавших в Киеве, для обороны города киевляне теоретически могли выделить не менее пяти-восьми тысяч боеспособного мужского ополчения, а профессиональная большая старшая княжеская дружина составляла не менее нескольких сотен прекрасно обученных воинов. А ведь были еще и средняя и малая дружины, которые, правда, предназначались для обучения и последующего восполнения боевых потерь в старшей дружине. Но в существовавшем обычае, в обороне русских городов принимало участие все население, т.е. до тридцати тысяч взрослых жителей Киева, могли одновременно выйти на стены при штурме города. К тому же, во время осад, в городах находило убежище население всех окрестных поселений, то есть еще десять-двадцать тысяч человек. К тому же, князь Михаил имел абсолютную поддержку Чернигова и Галича, а также владимирских, суздальских и рязанских князей. И кроме того, в борьбе с монголами, вполне мог рассчитывать на военную помощь венгров, что позволяет считать его положение при обороне города практически неуязвимым. Вывод совершенно очевиден: город был в состоянии успешно защититься от любого неприятеля. Правда, с одной оговоркой. Все это могло быть только в том случае, если бы город не был разрушен. Ведь общепризнанно, что соотношение сил один к трем, при штурме укрепленного города, не дает никаких особых преимуществ нападающим. А вся жизнь и смерть великого киевского князя Михаила, вообще не позволяют усомниться в его личной храбрости. Историческая справка. Михаил Всеволодович (1179 — 20 сентября 1246). Сын великого киевского и черниговского князя Всеволода Святославича Чермного. Участник битвы на Калке. В 1238 году Михаил Всеволодович стал великим киевским князем. В 1239 году по его приказу были убиты монголо-татарские послы, присланные в Киев для переговоров. Перед штурмом Киева, «бежал» (то есть «поспешно уехал») за помощью к сыну в Венгрию, откуда вернулся в 1241 году. По легенде, в 1246 году Батый пригласил князя Михаила в свою ставку, якобы для того, чтобы вручить ярлык на Черниговскую землю. И здесь был мученически убит монголами, за отказ пройти через очистительный огонь, что расценивалось, как нежелание принять монгольскую клятву. Другие исследователи, причиной смерти Михаила, считают месть за смерть монгольских послов в 1239 году. Князь Михаил оказался одним из немногих русских князей, кто до конца противостоял монголам. И даже угроза смерти не заставила его принять законы Ясы, за что и был канонизирован, русской православной церковью.

Отсутствующего киевского князя Михаила, временно заменил в Киеве смоленский князь Ростислав Мстиславич, которому, по-видимому, и пришлось хоронить многочисленные жертвы июльской космической катастрофы. И только после этого, галицкий князь Даниил Романович "поручил Киев Дмитрию (галицкому воеводе) для защиты от иноплеменных народов, безбожных татар", а сам вернулся готовить оборону своего княжества. Но испытанный во многих сражениях, храбрый и опытный галицкий воевода, тысяцкий Дмитрий, со своей малой дружиной, уже не имел ни времени, ни сил, качественно подготовить к осаде, разрушенные космической катастрофой укрепления Киева. Поэтому город был обречен.

Археологические раскопки древнего Киева бесстрастно свидетельствуют, что, из более, чем сорока, фундаментальных каменных дворцов и храмов Киева, уцелело, да и то в сильно поврежденном виде, не более пяти. А, из девяти тысяч мещанских дворов, по свидетельству Карпини, побывавшего там шесть лет спустя, жилых было не более двухсот, да и те, по предположению археологов, были отстроены из подручных материалов после 1240 года. При этом население города, после 1240 года, как считают археологи, уменьшилось более чем в двадцать пять раз, с пятидесяти тысяч жителей до менее двух тысяч. Город возродился только через несколько столетий. О том, что город был полностью разрушен, свидетельствует и то, что прибывший спустя полгода после штурма в Киев, князь Михаил Всеволодович, не нашел ни одного, пригодного для жилья помещения, и поселился не в Киеве, а на острове: “…живяше под Киевом на острове”. Любопытно и то, что поздние путешественники называли Киев «второй Троей», которая, погибла от «павшего с неба небесного огня».

Давайте расскажем и о реальном соотношении сил перед штурмом города, а для этого наполним наш рассказ дополнительной информацией. Осенью 1240 г. монголы подошли к Киеву. Вот что об этом сообщает летописец: "И был Батый у города и отроци его объседяху градь, и не бе слышати отъ гласа скрипания телегъ его, множества ревения вельблудъ его, и ръжания отъ гласа стадъ конь его". В переводе на современный язык летопись излагает события так: "В год (от сотворения мира) 6748-й (1240-й). Пришел Батый к Киеву с силой тяжкой, со многим множеством силы своей, и окружил город, и осадила его сила татарская. И был город в осаде великой. И пребывал Батый у города, и воины его осаждали город, и ничего нельзя было слышать, из-за звуков скрипа телег его, рева множества верблюдов его и ржания табунов его, и была заполнена земля Русская врагами..." Вместе с Батыем к городу подошли десять туменов, которые возглавляли темники Урдюй, Байдар, Бирюй, Кайдан, Бечак, Менгу, Кююк, Бедяй и Бурундай. То есть непосредственно в осаде и штурме города Киева могло участвовать до ста тысяч воинов Батыя. А у тысяцкого Дмитрия, была только малая дружина, усиленная ополченцами. То есть приблизительное соотношение числа профессиональных воинов, монгольских войск, к дружине Дмитра (не учитывая ополчения из мирных жителей) при штурме Киева было один к ста, в пользу монголов. Но все дружинники воеводы Дмитрия, как и воины спартанского царя Леонида, оказались сильны своим духом, и пали на разрушенных стенах города.

После космической катастрофы, разрушившей город и убившей его жителей, воины тысяцкого Дмитрия, дополненные немногочисленными ополченцами, даже при самом удачном стечении обстоятельств, изначально не могли сколько-нибудь успешно противостоять стотысячному монголо-татарскому войску, стоя на поврежденных стенах и укреплениях: "И взошли горожане на разбитые стены, и здесь можно было видеть, как ломались копья и раскалывались щиты, и стрелы затмили свет побежденным". Во время штурма тяжело был ранен храбро сражавшийся воевода Дмитрий, которого монголы оставили в живых: "вывели раненого, но не убили его, ради мужества его". А последние защитники Киева пали в разрушенной Десятинной церкви. Развалины киевских храмов, постепенно ветшая, простояли несколько столетий. А в середине семнадцатого века их зарисовал голландский художник Вестерфельд. Судя по его сохранившимся рисункам, у церквей были обрушены своды и купола, и лишь частично уцелели стены, которые на рисунках имеют вид плавной нисходящей линии, и напоминают разрушения от космического электроразрядного взрыва в Мохенджо-Даро. Летописи по-разному сообщают о длительности обороны Киева и дате его падения. Например, Ипатьевская летопись, вообще не сообщает никаких точных дат, а согласно Лаврентьевской летописи, Киев пал на Николин день, 6 декабря 1240 г. Псковская же летопись сообщает: "Пришли татары к Киеву 5 сентября, и стояли под Киевом 10 недель и 4 дня, и едва взяли 19 ноября, в понедельник". После чего, согласно летописи, Киев пал уже на второй день штурма монголо-татарами. Ранее упоминавшийся Рашид-ад-Дин полагает, что город был в осаде всего десять дней. Разноречивость сведений не позволяет определить степень их достоверности.

Но для меня, совершенно очевидно, что Киев, представлявший собой в начале тринадцатого века самую неприступную крепость, если бы не был разрушен космической катастрофой, мог сопротивляться бесконечно долго, ведь совсем небольшой городок Козельск, расположенный на Черниговской земле, со своим малолетним князем, и совсем небольшим воинским гарнизоном, сопротивлялся целых пятьдесят дней. Чтобы внятно ответить на вопрос о причинах разрушения Киева, нам придется сделать подробный анализ событий того времени, используя дополнительные факты и скудные летописные свидетельства. И здесь мне придется напомнить справедливый вывод немецкого историка Ганса Готлиба Дельбрюка, о том, что изучение истории должно базироваться только на анализе событий, а во всех случаях противоречия между аналитическими выводами и данными летописных источников, абсолютное «предпочтение должно быть отдано аналитике, какими бы аутентичными не были древние источники». Поэтому мы продолжим анализ событий, постоянно увеличивая объем дополнительной информации.

При археологических раскопках древнего Киева, на территории детинца и в других частях города, археологами были обнаружены огромные братские могилы, насчитывавшие по нескольку тысяч костяков. На месте одной из таких братских могил, у восточной стены Десятинной церкви, сейчас установлен серый гранитный крест. В этих братских могилах и были захоронены жертвы космической катастрофы. То есть после июльской космической катастрофы, жители города и окрестных деревень успели очистить улицы города от мертвых, и захоронить всех погибших. Между тем, археологические раскопки абсолютно всех погибших во время монголо-татарского нашествия городов, однозначно свидетельствуют о том, что в захваченных монголами городах, трупы убитых никогда и нигде, не убирались и не хоронились, а навсегда оставались лежать там, где их застала смерть.

И важно отметить, что кроме братских захоронений, множество скелетов со следами насильственной смерти, археологи нашли и под толстым слоем пепла, и в подклетях жилых домов, и просто лежавшими неубранными на древних улицах. Но это были уже жертвы монгольского штурма, которые так и остались лежать на улицах, в местах своей гибели. Например, при раскопках дома, расположенного неподалеку от фундамента древней Трехсвятительской церкви, археологи обнаружили десять скелетов. По расположению фрагментов костей трех скелетов было видно, что одного ребенка мать пыталась закрыть своим телом, а другой погиб, обхватив ее ноги.
Выходит, что мы имеем два совершенно разных случая массовой гибели населения города. И напрашивается единственно справедливый вывод, что в братских могилах жители города захоронили многочисленные жертвы космической катастрофы, состоявшейся 15 июля 1240 года, собранные со всего города. А тела киевлян, павших во время штурма города монголо-татарами, 6 декабря 1240 года, так и остались неубранными. Их просто некому было убирать. Всех, оставшихся в живых жителей, монголы или увели в полон, или убили. А разница между этими событиями составляет менее пяти месяцев, что и ввело в заблуждение археологов, посчитавших захороненных в братских захоронениях – жертвами монгольского штурма.

Итак, не опережая дальнейшее изложение информации о космической катастрофе 1240 года, на основе вышесказанного, давайте изложим свою версию происходивших событий.

15 июля 1240 года, за несколько месяцев до монголо-татарского штурма, Киев был разрушен космической катастрофой и лежал в развалинах. При этом погибла большая часть населения, в том числе и дружинники киевского князя Михаила Всеволодовича, разделившие скорбную участь жителей Киева. Поэтому князь Михаил Всеволодович, зная о монгольском вторжении, вынужден был поспешно отправиться за помощью к своему сыну в Венгрию. Немногие уцелевшие жители города, и присланные к ним на помощь, жители окрестных сел, успели очистить город от трупов, захоронив их в многотысячных братских могилах, но не смогли восстановить к монголо-татарскому нашествию оборонительные сооружения города. И потому, как сообщает летопись, были вынуждены сражаться на разрушенных стенах города, вместе с присланной на защиту города, малой дружиной галицкого воеводы Дмитрия.

Плано Карпини, в 1246 году, совершая поездку в ставку Батыя, (то есть через шесть лет после штурма города), видел Киев, полностью лежащий в руинах. Он оставил письменное свидетельство о том, что монголы "произвели великое избиение в стране Руси, разрушили города и крепости, убили людей, осадили Киев, который был столицей Русии, после продолжительной осады взяли его и убили жителей города; отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили неисчислимые головы и кости мертвых людей, которые лежали на поле, ибо город этот был очень большим и многолюдным; а теперь он низведен почти ни во что, едва имеется там 200 домов, а людей держат они в тяжелейшем рабстве". Это письменное свидетельство очевидца, является доказательством того, что монголы массово убивали пленных и запрещали хоронить убитых. Ведь даже через шесть лет, трупы павших все еще лежали на местах своей гибели.

В доказательство этого тезиса, давайте сделаем краткий археологический обзор, раскопанных археологами русских городов, погибших во время монголо-татарского нашествия, чтобы убедиться в том, что монголы никогда не убирали трупы с улиц захваченных и сожженных ими городов.

Переправившись осенью 1240 года, через Днепр у южных границ Руси, монголо-татары шли привычной "облавой" (т.е. несколькими колоннами) от Поросья до Киева. Они разрушали и жгли встречавшиеся на пути городки и крепостицы по рекам Роси, Днепру и Стугне. Давайте вместе пройдем по их следу. Археологические раскопки остатков этих поселений повсеместно обнаруживают следы пожарищ. Археологические раскопки Вышгорода и Белгорода, городищ по Тетереву, Случи, Горыни, Южному Бугу и другим рекам несут следы обороны и гибели этих городищ. Археологи нашли многочисленные следы пожарищ и сотни человеческих останков под крепостными стенами, во рвах, на улицах и площадях, а также орудия труда, предметы вооружения и украшения. Археологические раскопки городка Колодяжина свидетельствуют о том, что все жители городища были истреблены, а строения сожжены. Захватчики не пощадили ни женщин, ни детей. Их многочисленные скелеты и черепа со следами рубленых ударов находили в сгоревших домах и на улицах, в костях нередко торчали татарские стрелы. А ведь летопись свидетельствует о том, что жители города, "послушавше злого совета", капитулировали перед монголо-татарами.

Археологические раскопки городища Райки на Житомирщине, также свидетельствуют о том, что никто из жителей не остался в живых и не был захоронен. Мужчины погибли в бою, женщины и дети заживо сгорели в своих домах или были убиты. Повсеместно на городище лежали человеческие останки и кости домашних животных, погибших в огне. Городок был заброшен и больше не возродился.

В Волынской и Галичской землях таких поселений было еще больше. Город Владимир-Волынский также был "взят копьем" и подвергнут жестокому разгрому. Летопись сообщает, что монголы не пощадили никого, улицы и даже церкви оказались забиты трупами: "Церкви наполнены быша трупья и телес мертвых". Археологические раскопки, проведенные в различных местах древнего Владимира, выявили под развалинами храмов и пепелищами сгоревших домов, множество скелетов с разрубленными черепами и костями.

Галич, взятый войсками Батыя после трехдневной осады, был также разрушен и разделил трагическую участь Владимира. Археологические раскопки свидетельствуют, что многие жители Галича, как и множества других древнерусских городов, погибли, и не были погребены, не только на улицах, но и в храмах и церквях. Спасения осажденным не было нигде. Галич опустел; из-за этого столица земли была перенесена в Холм, и вновь отстроенный город воздвигли на другом месте.

Археологические раскопки, проведенные на территории Старой Рязани показали, что территория городища была покрыта толстым слоем пепла от пожарища, а под обломками сгоревших домов и на улицах лежали трупы, со следами увечий на черепах и костях

Читатель может сам продолжить этот скорбный список, свидетельствующий о том, что монголо-татары, в целях устрашения, никогда не хоронили павших противников, во исполнение закона Ясы, гласившего, что «смерть побежденных нужна для спокойствия победителей». Исключений из этого правила не было, ведь неисполение предписаний Ясы, каралось смертью. Позже, этот закон, стал любимым правилом Тамерлана. В дополнение к данной статье, несколько слов следует сказать и о Десятинной церкви.

 

 

Предыдущая статья: Нашествие 1240 года, хроника событий.   Следующая статья: Десятинная церковь. Проклятие князя Владимира.

Тайна Алатырь-камня