Пирамиды Чичен-Ица. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

Мексика.

Пирамиды Чичен-Ица.

Чичен-Ица – религиозный и культурный центр на севере полуострова Юкатан, расположенный в 120 километрах к востоку от города Мерида, столицы Юкатана. Являлся «святым городом» народа Ица. Город считают главным «местом силы» народа Ицы. В Чичен-Ице древние строители возвели пирамиду Кукулькана (испанское название «Эль Кастилио», досл. «замок»), названную в честь Великого Священного Змея Кетцалькоатля, которая находится в центре архитектурного ансамбля города.

Название «Чичен Ица» следует переводить как « (говорящий) рот колодца племени Ица», ибо «чи» на языке майя означает «рот»; «чен» — «колодец»; а «ица» название одного из племен майя, которое, по местному мифу, первым обосновалось на этой земле. Но это требует небольшого пояснения. Не зная правильного толкования этого выражения, современные исследователи совершенно неправильно переводят это выражение как «устье колодца народа Ица», полагая, что слова «устье» и «рот» являются синонимами. В принципе это так и есть, но не в данном конкретном случае.

А в данном конкретном случае, изначально название употреблялось только в значении «(говорящий) рот колодца народа Ица», ибо, данный «священный сенот» (колодец) использовался как оракул, для получения которого, требовалась жертва. Несмотря на то, что площадь города составляет меньше шести квадратных километров (три квадратные мили), город Чичен-Ица являлся одним из самых почитаемых у племен майя. Считается, что он был основан в шестом-седьмом веке, и по неизвестной причине, был заброшен в двенадцатом веке, поэтому, в середине шестнадцатого века, ко времени испанской конкисты, город уже лежал в развалинах. И одна из основных тайн города, оказалась связана со священным колодцем (сенотом). Священный для индейцев сенот, представляет собой карстовый провал неясного происхождения, особо почитаемый всеми окрестными племенами. К сожалению, испанцы, завоевавшие племена, жившие на территории Мексики, сжигали все попадавшиеся им манускрипты, и безжалостно убивали священнослужителей, поэтому уточнить причину почитания этого колодца, по документальным источникам, пока не представляется возможным. Однако археологические раскопки на территории проживания майя, обнаружили ряд крупных архитектурных памятников, имеющих характерные специфические особенности, и это позволяют нам выдвинуть некоторые совершенно логичные версии, относительно самых почитаемых религиозных памятников майя.

Календарный храм Кукулькана.

Храм Кукулькана представляет собой девятиступенчатую пирамиду, высотой в двадцать четыре метра, строго ориентированную по сторонам света, с широкими лестницами, имеющими по 91 ступени на каждой из сторон. На верхней площадке пирамиды расположен храм, а основание пирамиды представляет квадрат со стороной 55,5 м. Слово Кукулькан на языке майя означает "пернатый змей", и является синонимом пернатого бога Кетцалькоатля.

Самое раннее описание пирамиды Кукулькана оставил Диего де Ланда: "В верхнюю часть этого здания ведут 4 лестницы с 4 сторон света, шириной в 33 фута, по 91 ступеньке, и взбираться по ним опасно... Когда я видел это здание, там по обе стороны от основания лестницы, на расстоянии фута, были искусно сделанные скульптурные изображения змеиных голов со свирепо раскрытыми пастями". Давайте остановимся, ибо здесь кроется разгадка астральной тайны этого места. В мировой мифологии «разверстая пасть змеи», равно как и « разверстая пасть дракона», обозначает место космического взрыва. Кроме того, в мифологии слово «пасть» имеет двойственное значение, и одновременно созвучно мифологическому термину «падать». В соответствии с этим, название Чичен-Ица - «рот колодца народа Ицы», по-видимому, является карстовым провалом, образовавшемся на месте воронки космического взрыва. То есть колодец Ица - это «разверстая земля», которая образовалась на месте космического взрыва, символ входа в «преисподнюю». И аналогичных мест на Земле достаточно много. Поэтому колодец Ица являлся основным объектом поклонения, рядом с которым, в соответствии с существовавшей религиозной традицией и был построен календарный храм Кукулькана – как место паломничества, религиозного поклонения и ритуальных жертвоприношений, ибо в этом месте «бог спускался на Землю». Но одновременно, этот сенот являлся и символом «Всевидящего Ока», то есть места, где можно было получить предсказание.

Пирамида Кукулькана имеет строгую потопную символику, и у лестницы на северной стороне пирамиды, с обеих сторон изваяны скульптуры змеиных голов с оскаленными пастями. Это главный мифологический символ пирамиды Кукулькана. В дни весеннего и осеннего равноденствий (21 марта и 22 сентября), солнечная тень, состоящая из треугольников света и тени двигаясь по ступенькам пирамиды в сторону священного колодца (сенота), создаёт иллюзию извивающегося движения змеи по лестнице пирамиды. При этом в марте змея ползет вверх а в сентябре вниз. В строго определенное время, ровно в 17 часов 15 минут, на ступенях лестницы появляются семь равнобедренных треугольников света и тени, отбрасываемых ступенчатыми гранями пирамиды, которые воспроизводят иллюзию изображения гигантского Солнечного Змея, медленно скользящего по лестнице пирамиды. Конец лестницы для усиления эффекта увенчан скульптурным изображением головы змеи. Этот феномен, который длится 3 часа 22 минуты, косвенно свидетельствует о тайной календарной функции, сокрытой в этом сооружении. И если бы строители исказили место и пропорции пирамиды хотя бы на один градус, то не смогли бы достичь такого визуального эффекта, который возникает всего два раза в год, в дни весеннего и осеннего равноденствия.

И это не единственный эффект, который заложили строители в это удивительное сооружение. Кроме светового представления, древние зодчие вложили в пирамиду и эффект звукового резонанса. Звуки шагов людей, поднимающихся по внешним лестницам, внутри пирамиды трансформируются в звуки, напоминающие голос кетцаля, считавшегося священной птицей у племен майя, и составной частью имени Кетцалькоатля. Такие же звуки внутри пирамиды появляются, если воспроизвести резкие звуки, находясь на определенном расстоянии от северной грани пирамиды. Вероятно, эти эффекты являлись составными частями религиозных праздничных мистерий, проводящихся в честь Кетцалькоатля (Кукуклькана), солнечного бога, являвшегося символом «кометы-возмездие» и глобальных катастроф Земли, который однажды обещал вернуться из царства мертвых.

И исследователи уже давно обратили внимание на сакральные числа архитектуры пирамиды Кукулькана.

Ведь если число ступеней лестницы (91) умножить на количество лестниц (4), и считать платформу на вершине пирамиды, на которой стоит храм, за ещё одну ступеньку, то получится сакральное число символизирующее количество дней в солнечном году: 91x4+1=365. Кроме того, к вершине пирамиды ведут четыре лестницы, разделенные на 18 пролетов, каждый из которых соответствовал месяцу года в восемнадцатимесячном календаре майя. Жрецы индейцев Нового Света использовали семнадцать календарей, среди которых были как священные («цолькин»), так и бытовые («хааб»). Они свободно оперировали временными промежутками в сотни тысяч лет, а их бытовой календарь был значительно точнее григорианского. Они были буквально «помешаны» на календарных циклах и тайне «конца света». И пирамиду в Чичен-Ице не зря называют называют большим солнечным календарем. Ведь грани пирамиды содержащие по девять террас, символизировали девять царств мертвых, то есть места, куда отправлялись майя после смерти. ( ср. с загробным миром Данте).Это дало основание ученым предположить, что в основу пирамиды был заложен принцип солнечного календаря, а пирамида Кукулькан, имела астрономическое предназначение. Догадка, в целом правильная, ибо, как я уже писал, все пирамиды являются многофункциональными сооружениями, и обязательно имеют астрономическую привязку к какой-то звезде. И это позволяет, используя прецессионное смещение данной звезды и астроархеологическую программу, определить зодиакальную дату космического глобального катаклизма, который она символизирует, или «дату памяти» этого катаклизма, которая, как правило, совпадает с датой постройки пирамиды или храма. Но и это не все, потому что пирамида и храм Кукулькана были построены сверху более древней пирамиды, внутрь которой можно проникнуть через отверстие в полу храма. То есть, можно предполагать, что астрономы смогут определить и астрономическую тайну еще более древней цивилизации. В вестибюле этой пирамиды найдена скульптурное изображение Красного ягуара, глаза и пятна на шкуре которого сделаны из нефрита, а клыки - из перламутра, а также фигура в виде трона, называемая Чак Моол (Красный коготь), который служил посланником богов. В легендах майя, в образе Кукулькана ( досл. «змей, покрытый перьями кетцаля») соединились представления о нем, как о главном божестве и одновременно, как об исторической личности, предводителе тольтеков.
Наш рассказ следует дополнить информацией о других сооружениях религиозно-астрального комплекса Чичен-Ица, которые прибавят несколько характерных штрихов к неразгаданной астральной тайне пирамиды Кукулькана.

Недалеко от пирамиды Кукулькан, находится обсерватория Эль Караколь (досл. «Раковина улитки»). Окна, устроенные в ее куполе, сделаны таким образом, что наблюдать сквозь них конкретные звезды можно только в строго определенный промежуток времени, что очень важно при определении прецессионного смещения звезд. Поэтому, можно полагать, что обсерватория и пирамида Кукулькана использовались во взаимной связи, дополняя друг друга.

Священный сенот.

В трехстах метрах севернее пирамиды Кукулькана, расположен так называемый "колодец смерти", к которому ведёт прямая, вымощенная камнем дорога. Еще его называют «колодцем жертв», и совсем неправильно «колодцем мертвых девственниц», и, согласно легенде, он служил местом для человеческих жертвоприношений. Колодец представляет собой карстовый провал неясной природы, диаметром приблизительно шестьдесят метров. Глубина колодца более пятидесяти метров, а уровень воды находится на двадцать метров ниже поверхности земли. По существующей легенде, в него, во время религиозных церемоний, жрецы майя сбрасывали людей, приносимых в жертву богам. Вот какую версию о происхождении Священного сенота излагает американский исследователь-антрополог Эрнст Хутон: «Священный сенот Чичен-Ицы на Юкатане был одним из главных источников романтических историй о майя. Колодец образовался в результате падения сводов пещеры над одной из подземных рек, которая пробила себе путь сквозь известняковые пласты. Согласно древним преданиям, во времена стихийных бедствий и невзгод в колодец бросали девушек и вместе с ними разного рода драгоценности».
А самое раннее свидетельство об этом природном провале в известняковых породах, в 1566 году оставил испанский епископ Диего де Ланда: "Этот колодец имеет 7 эстадо (приблизительно двадцать метров) глубины до воды, более 100 ступней (около шестидесяти метров) в ширину. Он круглый и из тесаной скалы, что удивительно. Вода кажется зеленой; это, я думаю, вызвано рощей, которая его окружает, и он очень глубок". … «Был у них обычай бросать в этот колодец живых людей, и они верили, что люди те не погибают, хотя никто их больше не видел». … «Майя бросали туда и многое другое, например самоцветы и вещи, которые считали наиболее ценными. И если было в их стране золото, то в этом колодце наверняка находилась большая часть его, таким великим почтением индейцы окружали это место» … "У них был обычай прежде, и еще недавно, бросать в этот колодец живых людей в жертву богам во время засухи... Бросали также многие другие вещи из дорогих камней и предметы, которые они считали ценными. И если в эту страну попадало золото, большую часть его должен был получить этот колодец из-за благоговения, которое испытывают к нему индейцы..."

Вообще то, в городе Чичен-Ице больших сенотов (от индейск. «цонот» -«колодец», или, точнее, «карстовая воронка, наполненная водой».) было два. Один из них назывался «Штолок» ( досл. «Игуана») и он являлся главным источником воды для жителей города Чичен-Ицы.

А вот Священный Сенот, являлся местом ритуальных жертвоприношений и паломничества, и его вода для питья была не пригодна, а потому и не использовалась местными жителями. По многочисленным ложным недостоверным современным легендам и версиям, в Священный сенот, при религиозных церемониях бросали девственниц. И в зависимости от фантазий авторов этих версий, количество девственниц исчислялось десятками и даже сотнями (?!).

А вот что по поводу жертвоприношений писал в 1612 году, испанец Томас Лопес Модель:"Среди других жертвоприношений, которым дьявол обучил их (индейцев) в этих провинциях Юкатана, есть одно, совершаемое ими в случае крайней необходимости и когда они нуждаются в дожде для своих посевов маиса. Во время указанного обряда они приносят в жертву одну или двух индейских девственниц (?)... Для этого они выбирают девушку, наилучшую из всех и ведут ее в Чичен-Ицу, где находились жрецы и главное святилище... И от него они все шли процессией вместе с девицей по дороге, мощенной каменными плитами, которая кончалась на краю большого и глубокого колодца. ... И они наказывали ей, что она должна делать, и сообщали, что она должна просить у их демонов и ложных богов, и, привязав ее к длинной веревке, они опускали девушку вниз в глубины колодца, окуная ее много раз, до тех пор пока не умерщвляли, для того чтобы она была хорошим посредником с их ложными богами, и те могли ниспослать обильные дожди. И тогда жертвоприношение заканчивалось, а труп девушки оставляли в сеноте. Некоторые старики-индейцы из этой провинции утверждают, что они временами видели во время этих жертвоприношений свирепого и страшного дракона, которого они описывают в виде огромного крокодила. Тот появлялся из глубин колодца, как будто для того, чтобы получить свою жертву, которую они ему посылали..."

Еще одно историческое свидетельство о Священном сеноте находится в испанской рукописи "Реласьонес" ("Сообщения"): "Что касается этого колодца, то правители и знатные люди всех этих провинций имели обычай... бросать в него индейских женщин, из числа принадлежавших им. Они приказывали этим женщинам вымаливать у богов удачный и счастливый год для своего господина. Женщин бросали несвязанными, … До полудня слышались крики тех, кто был еще в состоянии кричать, и тогда им спускали веревки. После того как полумертвых женщин вытаскивали наверх, вокруг них разводили костры и окуривали их благовониями. Когда они приходили в себя, то рассказывали, что внизу много их соплеменников - мужчин и женщин - и как они их там принимали, … и отвечали на их вопросы о том, какой будет год у их господина - хороший или плохой. И если демон был зол на правителя, бросившего женщину в сенот, индейцы знали, что она уже никогда не вернется назад..."

В обоих случаях речь идет о том, что бросаемые в колодец жертвы, использовались как посредниками между людьми и царством мертвых, ибо индейцы верили, что в колодце обитают духи умерших. Не исключено, что при этом присутствовали жрецы-прорицатели, которые после акта жертвоприношения делали какие-то пророчества.

То есть индейцы действительно приносили в жертву людей, бросая их в колодец, но ритуальными жертвами были не многочисленные девственницы, как пишут современные авторы, а мужчины, женщины и дети, находившиеся у местных правителей в рабстве или в услужении. Не следует исключать и того, что они могли даже состоять в родстве с ними. И их приносили в жертву только при каких-то особых обстоятельствах, в том числе, при похоронах местных правителей. Вот какое свидетельство в шестнадцатом веке, оставил об одном из таких обрядов испанский священник Роман-и-Саморра: «После смерти правителя, когда наступал день похорон, собирались все сановники и вожди, которые приносили с собой драгоценности и другие дары, а также не менее одного раба мужского или женского пола, предназначенных для принесения в жертву..."

И эти жертвы отправлялись в колодец, отнюдь не по доброй воле, о чем свидетельствуют следы тяжелых черепных травм на некоторых поднятых из колодца черепах. Но у других черепов следов травм не обнаружено, поэтому, возможно, их удушали, или лишали жизни другим способом. И маловероятно, что их сбрасывали живыми, потому что все предметы, которые были бросаемы в колодец в качестве жертвоприношения, также предварительно были «умерщвлены». Например, нефритовые статуэтки предварительно разбивали, ритуальные жертвенные колокольчики лишали «языка», золотые изделия предварительно умышленно деформировали… и т.д.

А в сборнике индейских книг «Чилам Балам» описывается одна из легендарных историй жертвоприношения, случившаяся в Священном сеноте, когда обреченный в жертву, некто Хунак Кеель, находившийся в услужении у правителя города Майяпан Ах Меш Кука, каким-то невероятным и невыясненным образом выжил. Будучи сброшенным в колодец, и всплыв на поверхность, он объявил свое пророчество, полученное им в сеноте, после чего был провозглашен верховным правителем: «Было двадцатилетие 13 Владыки, когда получили дань верховные правители. Тогда началось их правление; тогда началось их царство; тогда им начали служить; тогда появились обреченные в жертву; их начали бросать в колодец, чтобы услышали правители их пророчество.

Не пришло их пророчество. Это был Хунак Кеель из рода Кави' Кавич - имя того человека, который высунул голову из отверстия колодца на южной стороне. Так это свершилось. Он пошел объявить свое пророчество.

Начало свершаться его пророчество, когда он стал говорить. Его начали провозглашать владыкой. Они посадили его на трон владык. Его начали провозглашать верховным правителем. Он не был владыкой прежде, Он был только на службе у Ах Меш Кука. Теперь же был провозглашен владыкой, обреченный в жертву Ах Меш Куком».

И Меш Кук вынужден был согласиться с этим, ибо согласно существующим во всем мире суевериям, сделанное богами пророчество, нельзя изменить.

Первым исследователем сенота стал Эдвард Герберт Томпсон, американский консул в Мериде. И его исследования заслуживают того, чтобы рассказать о них более подробно.

Исследования Томпсона.

Вот как описывает Томпсон свое первое путешествие в Чичен – Ицу, в 1904 году, в книге «Народ Змеи»: «Постепенный подъем, извивающаяся между валами тропинка и большие деревья до такой степени напомнили мне лесные прогулки на родине, что меня буквально потрясло, когда я, наконец, понял, что валуны, мимо которых я проходил без особого внимания, имели обтесанную поверхность и служили некогда резными колоннами или скульптурными опорами. Потом, когда я начал понимать, что ровная, заросшая травой и кустарником поверхность - не что иное, как терраса, сделанная руками древнего человека, я поднял голову и увидел над собой огромную каменную громаду, упирающуюся вершиной в небосвод, и все остальное сразу было забыто. Террасовидную пирамиду, облицованную плитами известняка, с широкими лестницами, ведущими наверх, увенчивал храм. Другие здания, высокие холмы и разрушенные террасы оказались погребенными в зарослях джунглей, и только темно-зеленые возвышения на горизонте говорили о том, где они некогда находились. Перо писателя и кисть художника бессильны выразить чувства, которые возникают при виде пепельных стен этих древних сооружений, ярко освещенных тропическим солнцем. Старые... изъеденные временем, суровые, внушительные и бесстрастные, они возвышаются мощными громадами над окружающей местностью, и не находишь слов, чтобы описать их. Развалины города Чичен-Ицы занимают пространство в три квадратных мили. По всей этой площади разбросаны тысячи резных и обтесанных камней и сотни рухнувших колонн, а бесформенные руины и контуры стен огромных полуразрушенных строений видны на каждом шагу. Семь массивных построек из резного камня, сцементированного необычайно крепким раствором, имеют отличную сохранность и почти пригодны для жилья. Их фасады, хотя и серые, мрачные и изборожденные временем, подтверждают мнение, что Чичен-Ица - один из величайших в мире памятников древности».

Для исследования Священного сенота Томпсон впервые применил землечерпалку. Через несколько дней работы землечерпалки, появились первые находки, обрадовавшие ученого: «Я помню все, как будто это случилось вчера... День был такой же серый, как и мои мысли, а от густого тумана с листвы деревьев падали капли воды, совсем как слезы из полузакрытых глаз. Я потащился сквозь эту сырость вниз, где, как бы призывая меня, выбивала стакатто землечерпалка. Съежившись под навесом из пальмовых листьев, я стал наблюдать за однообразными движениями смуглых туземцев, работавших на лебедке. Ковш медленно выплыл из клокотавшей вокруг него тяжелой воды, и вдруг я увидел на поверхности шоколадно-коричневой грязи, наполнявшей его, два желтовато-белых, округлых комочка. Когда же эта масса проплыла над краем колодца и опустилась на платформу, я выхватил из нее оба предмета и внимательно осмотрел их». Найденные им предметы были кусочками священной копаловой смолы, используемой при религиозных обрядах.

Томпсон бросил их в костер, и они сразу превратились в ароматный дым, пробудив его память, о чем он оставил запись в своей книге: "Подобно солнечному лучу, пробившемуся сквозь густой туман, в моей памяти вновь ожили слова старого Х'Мена, мудреца из Эбтуна: "В старину наши отцы сжигали священную смолу... и с помощью ароматного дыма их молитвы возносились к богу..."

К этому лишь добавим, что в мистических ритуалах разных стран, благовония использовались при богослужебных церемониях, а также в ритуалах подготовки к прорицанию.

Позже, землечерпалка достала и десятки других предметов, среди которых было много колокольчиков, бус, колечек, статуэток из нефрита, золотых фигурок, подвесок, топоров, оружия, предметов быта, и дисков, сделанные из меди и золота. На этих дисках были рельефные изображения религиозных и военных эпизодов из жизни индейцев. Среди находок следует отметить золотую маску и корону из золота с изображением Пернатого змея. Томпсон пишет, что иногда: « … встречались предметы почти из чистого золота, литые, кованые и выбитые на листовом золоте, но их оказалось довольно мало, и они играли сравнительно небольшую роль. Большинство же так называемых «золотых» предметов изготовлено из низкопробных сплавов, в которых больше меди, чем золота». К сожалению, датировать находки по археологическим слоям не удалось. Поэтому возраст предметов определяли проверенным методом сравнения с подобными археологическими находками из других мест. Археологи считают, что, что многие предметы, относящиеся к ранней эпохе, перед принесением в жертву, согласно обряда, были «убиты», то есть умышленно повреждены.

Кроме многочисленных предметов, из Священного сенота были подняты черепа и останки сорока двух человек. Вот что пишет по поводу этих останков антрополог Эрнест Хутон, исследовавший все костные останки жертв колодца Чичен-Ицы в 1940 году:

Согласно древним преданиям, во времена стихийных бедствий и невзгод в колодец бросали девушек и вместе с ними разного рода драгоценности. В начале этого века Эдвард Томпсон решил проверить достоверность легенды с помощью землечерпалки. Археология сказала свое веское слово: со дна колодца вместе с илом были подняты украшения из нефрита, золота и меди и множество других предметов. Кроме того, из сенота удалось извлечь ряд человеческих черепов и костей, что подтверждает, по-видимому, слова старых летописей о жертвоприношениях здесь людей.

Всего из колодца были извлечены останки сорока двух индивидов. Кости прекрасно сохранились. И хотя согласно легенде все они должны принадлежать принесенным в жертву девицам, это отнюдь не так: 13 черепов принадлежит взрослым мужчинам в возрасте от 18 до 55 лет, 8- женщинам в возрасте от 18 до 54 лет и 21 - детям от 1 до 12 лет...

Три из восьми женщин, которые упали или были сброшены в колодец, имели еще при жизни серьезные травмы головы, видимо, от тяжелых ударов по черепу; одна женщина пострадала от перелома носа. Такие же прижизненные травмы имели и многие мужчины, брошенные впоследствии в сенот. Все вместе взятое свидетельствует о том, что эти взрослые люди до принесения их в жертву богу дождя отнюдь не пользовались среди майя каким-либо уважением и почитанием".

Таким образом, извлеченные из Священного сенота костные останки, полностью опровергают версию о многочисленных жертвоприношениях девственниц, и свидетельствуют о том, что многих людей, назначенных в жертву, перед тем как сбросить в колодец, предварительно умерщвляли.

Предметы, которые достали из сенота, оказались бесценным сокровищем для изучения древней истории Центральной Америки, ибо они принадлежали многочисленным народам и племенам, проживавшим на громадных территориях Мексики и Колумбии, Панамы, Коста-Рики, Гондураса и т.д. Это позволяет предполагать, что к Священному сеноту, приходили многочисленные паломники из самых дальних окраин страны, чтобы оставив свои дары, взамен получить пророчество бога. Ведь почти все металлические изделия, найденные в сеноте, были не из Чичен Ицы, а из других мест.

Из находок, поднятых из Священного сенота, Томпсон составил уникальную коллекцию ювелирных изделий и предметов быта индейских племен, которую подарил музею Пибоди при Гарвардском университете.

Другие исследования.

В 1961 году в Священном сеноте четыре месяца работала археологическая экспедиция Национального института антропологии и истории из Мехико. В дополнение к найденным Томпсоном предметам, мексиканские ученые нашли каучуковые фигурки людей и предметов, золотые подвески, деревянную куклу, костяной нож с позолоченной ручкой, серьги, десятки бронзовых колокольчиков и другие мелкие предметы.

В 1967 году мексиканские ученые снова исследовали сенот. Новой экспедиции удалось найти множество глиняных кувшинов и чаш разных форм и размеров, куски тканей, украшения и изделия из нефрита, золота, горного хрусталя, кости, перламутра, а также два резных деревянных трона. Несомненно, что археологические работы в Священном сеноте необходимо продолжить, ведь каждая новая найденная вещь, это очередная страничка в малоизученной истории Центральной Америки.

 

Предыдущая статья: Наска (продолжение).   Следующая статья: Великая пирамида Чолулы.