Ангел из библиотеки. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

Ангел из библиотеки.

Светлой памяти Петра Павловича Рубцова посвящается.

«Люди, занимающиеся наукой, должны смотреть на знание, как на доверенное им сокровище, составляющее собственность всех людей».

Тимирязев.

 

Ангел из библиотеки.Моаи на острове Пасха

Иногда действительно бывает так, что таинственный случай вкладывает тебе в руки нужную книгу и открывает ее на нужной странице. Явление это необъяснимое, но хорошо известное практически каждому ученому. Этот таинственный феномен, с легкой руки Грэма Хэнкока, получил название «ангела из библиотеки». А для людей, незнакомых с данным наблюдением, обязан сообщить, что у человека, целеустремленно ищущего нужную информацию, этот ангел постоянно находится за плечами и всегда помогает сделать необыкновенное открытие, мимо которого прошли десятки и сотни исследователей, равнодушным взглядом прочитавшие ту же самую книгу, на которой остановился твой взгляд. Долголетняя работа с книгами приучила меня практически мгновенно различать книги талантливых и совестливых исследователей от трудов коммерсантов от науки, ежегодно выплевывающих на книжный рынок десятки и сотни псевдонаучных сенсаций и гипотез, на потребу невзыскательного обывателя, и на радость шлепающих эти книги издателей. Попутно замечу, что подобный коммерческий подход к научно-популярной литературе, начисто лишил возможности всех вдумчивых авторов хоть что-нибудь напечатать из своих серьезных исследований, ибо истинно научные сенсации, как правило, плод скучного многолетнего, подчас монотонного и тяжелого труда.

Поэтому книги настоящих тружеников науки никогда не смогут сравняться с бойким товаром авторов, без зазрения совести выдающих «деникенские идеи», как научные разработки, опередившие время. К слову сказать, подобные книги уже давно отвратили от книжных магазинов и библиотечных полок большинство умных читателей, тщетно пытающихся обнаружить в современном коммерческом книжном хламе, хоть что-нибудь, достойное своего ума. Ведь в погоне за сенсациями происходит грубое целенаправленное оболванивание и умственное отравление нашего читателя, который вопреки моде, упорно не хочет читать глупых книг.  После пресловутой «перестройки» и бездарно проведенной реформы российского образования, лично я испытываю настоящее счастье, если после многочасового перелистывания в магазине современных безмозглых книг, мне удается обнаружить книгу, в которую автор вложил частичку своего ума. Увы, в последние годы подобные находки случаются все реже и реже, ибо книги умных авторов постепенно вымываются из издательских планов массовым ширпотребом, с заказными однодневными сенсациями.

Можно ли расшифровать тексты ронго-ронго?

В этой статье я расскажу о попытке расшифровки текстов ронго-ронго, которой посвятили свои многолетние труды десятки авторов, но, к сожалению, так и не сумевших решить эту проблему. Впрочем, не все оказалось так мрачно. К счастью, на мой взгляд, один из отечественных авторов, Петр Павлович Рубцов, все-таки сумел приблизиться к пониманию сущности данного вопроса. (см. П.П. Рубцов, «Мачуватуна» (Старая тайна), М., Изд. «Вече», 2005 г.) То, что он сделал, кому-то может показаться слишком малым и незначительным. Но только профессионалы могут оценить вклад этого исследователя в постижение тайны текстов кохау ронго ронго. Совершенно случайно, открыв его книгу, я уже не смог оторваться, и в один день прочитал ее до конца. И в этот же вечер отправил ее автору телеграмму. К сожалению телеграмма не нашла адресата. Мне ответила его жена, которая и сообщила, что Петр Павлович умер. И эта статья даже не рассказ о том, каким трудным путем он шел к бескорыстному познанию тайны ронго-ронго. Это просто мой долг памяти и моя искренняя благодарность этому удивительному человеку, жившему среди нас. Впрочем, давайте обо всем расскажем по-порядку. Чтобы наш рассказ был связным, мне придется кратко напомнить изложенную раньше информацию.

Ангел из библиотеки.Моаи на острове Пасха

По предположению Тура Хейердала, заселение острова Пасхи выходцами из Южной Америки происходило в три этапа. Переселенцы, которые в пасхальских легендах называются «махинго», появились на острове Пасхи приблизительно в начале второго тысячелетия нашей эры, и они  уже имели собственную письменность. Можно полагать, что они завезли ее на остров Пасхи, как частицу собственной культуры. И это доступно проверить любому исследователю. Ведь по свидетельству Тура Хейердала, на одной из самых ранних рапануйских статуй, изготовленной этими первопоселенцами, сохранились до сих пор недешифрованные знаки, которые встречаются и на табличках ронго-ронго. И, по-видимому, первопоселенцы из Южной Америки активно пользовались письменностью ронго-ронго, знаки которой осмысленно наносили, на изготавливаемые ими моаи. Археологические раскопки свидетельствуют, что первые две волны «длинноухих» поселенцев имели общие культурные традиции, сходные с культурными традициями аборигенов Южной Америки, и активно занимались изготовлением многочисленных моаи.

Но вот третья волна, теперь уже полинезийских переселенцев, почти совпала с поголовным уничтожением «длинноухих». Археологи определяют эту дату, как 1680 год, плюс-минус сто лет. Далее последовал период длительных междуусобных войн, и практически полное уничтожение существовавшей на острове Пасхи привнесенной из Южной Америки цивилизации, которая исчезла одновременно с убийством «длинноухих». В этой связи совсем несложно понять, что письменность ронго-ронго привезли на остров выходцы из Южной Америки, которые переселились на остров Пасхи, чтобы на месте космической катастрофы построить свое святилище.

Версии современных ученых о ронго-ронго.

Современные ученые весьма произвольно понимают сущность письменности ронго-ронго. Например, Тепано Жоссан предполагал, что ронго-ронго это идеографическое (т.е. понятийное) письмо, а В.Истрин считал, что это пиктографическое, (т.е. рисуночное письмо).Д. Дирингер воспринимал ронго-ронго как пиктографическое (рисуночное) и одновременно мнемоническое (знаки для памяти) письмо.  А Т.Бартель утверждал, что пасхальские таблички представляют собой своеобразное эмбриописьмо (т.е. примитивно-понятийное письмо).В отличие от них Ю.В. Кнорозов и Н.Бутиков считали, что это иероглифическое письмо, передающее живую речь.

Обо всем этом сообщает в своей книге «Тайна кохау ронго-ронго» А.М. Кондратов. Искренне жаль, но, на мой взгляд, никто из этих уважаемых авторов так и не приблизился к пониманию тайны пасхальской письменности.  Столь неоднородное понимание сущности пасхальской письменности до сих пор не позволяет даже отдаленно-похоже прочитать существующие тексты. Поэтому, каждый автор приводит свое, только ему понятное, толкование текстов ронго-ронго, которое отражает произвольные фантазии автора, но отнюдь не научный перевод текста.

Авторы как будто не знают, или забыли, что существует выведенный эмпирическим путем, простейший закон, справедливый для любой неизвестной письменности, который гласит, что если в письменных текстах встречаются тысячи различных знаков (графем), то это означает, что перед нами иероглифическое письмо.

Если же в текстах насчитывается от 60 до 300 знаков, то это силлабическое (слоговое) письмо, где каждый знак обозначает слог.

А в рисуночном письме, по подсчетам В.А. Кузьмищева, на каждые 100 знаков постоянно прирастает 75 новых, и неважно, идет ли речь о второй или двадцатой сотне знаков. Прирост постоянный.

И это несложное понимание, позволяет нам определить хотя бы вид письменности, к которой можно отнести тексты ронго-ронго. И забегая немного вперед, следует сказать, что российский исследователь П.П. Рубцов, насчитал всего около девяноста знаков рапануйской письменности, на основе чего полагал, что письменность ронго-ронго является силлабическим (слоговым) письмом.

Нелогичным является и то обстоятельство, что большинство  ученых исследователей считают тексты ронго-ронго изобретением полинезийских жителей острова Пасхи. Парадокс этого утверждения заключается в том, что, по справедливому замечанию самых видных ученых-лингвистов, письменность может возникнуть только на определенной, причем очень высокой стадии культурно-экономического развития общества, при этом, изобретение и развитие письменности на земле, по свидетельству Тура Хейердала, «связано лишь с немногими крупными мировыми культурными центрами».

Это также эмпирически выведенный закон, и его нельзя опровергнуть.  А на пустынном острове Пасха, население которого находилось на стадии палеолита, вообще не было никаких культурно-экономических предпосылок для возникновения письменности, и самостоятельно возникнуть она там  просто не могла.

Напрашивается вывод, что письменность на остров Пасхи была привезена извне. Об этом молчаливо, но надежно, свидетельствуют знаки ронго-ронго, высеченные на первых, самых старых моаи, изготовленных первыми переселенцами.

И знаменитый Питер Бак, (он же Те Ранги Хироа), как никто другой, знавший обычаи и культуру полинезийцев, писал: «Загадка острова Пасхи была запутана трактовкой декоративных дощечек, как формы письменности, которая, как известно, чужда полинезийской культуре…    …Культура жителей острова Пасхи была приписана никогда не существовавшему мифическому народуПопытки откопать вымершую цивилизацию потонувшего материка, чтобы объяснить памятники созданные силами жителей острова Пасхи, - это величайший из комплиментов». То есть, безгранично влюбленный в свою Полинезию Питер Бак прямо заявляет, что у полинезийцев никогда не было своей письменности, это элемент другой культуры.

Тупак Инка Юпанки и первопоселенцы острова Пасхи.

Давайте попробуем представить, каким образом попала письменность ронго-ронго на остров Пасхи.  Согласно исторической легенды, ее могли завести на остров во время правления Тупак Инка Юпанки, десятого верховного Инки, который правил с 1471 по 1493 год, хотя ничто не мешает нам предполагать, что это случилось значительно раньше. Во время правления своего отца, Тупак Инка Юпанки владел титулом Апускипай – главнокомандующего войсками империи инков. Во время его правления империя инков достигла своих максимальных границ и началась морская экспансия инков на запад.  В 1480 году ему удалось покорить народ каньяри. Будучи необыкновенно умным правителем, он пригласил на руководящие должности своей разросшейся империи, элиту покоренных им народов, наделив их необходимыми полномочиями, что привлекло к нему мыслителей и ученых, и обеспечило покой и процветание в захваченных местностях. Тупак Инка Юпанки был убит в 1493 году, а на престол взошёл его сын Уайна Капак, правивший до 1527 года.

По сообщению испанского хрониста Педро Сармьенто де Гамбоа, у Тупак Инка Юпанки существовал флот из бальсовых плотов-вампу. На подобных плотах инки  и достигли острова Пасхи. Существуют и легендарные свидетельства, подтверждающие посещение инками острова Пасхи. Полагают даже, что Тупак Инка Юпанки, лично посетил остров. Ведь местные легенды недвусмысленно сообщают о прибывшем с востока могущественном вожде по имени Тупа.   То есть мы можем предполагать, что перуанцы время от времени осуществляли контакты с островом Пасхи.

Ведь развалины Аху Винапу острова Пасхи построены в классическом стиле полигональной архитектуры инков, из тщательно подогнанных друг к другу базальтовых блоков неправильной формы.

Неопровержимым свидетельством является и факт произрастания тростника тотора в вулканических озёрах Рано Рараку и Рано Кау, который, как считают современные исследователи, появился там не ранее XIV века, а за пределами острова Пасхи этот тростник растёт только в озере Титикака.

По мнению Петра Павловича Рубцова, который в течение тридцати лет изучал письменность   ронго-ронго, она написана на языке кечуа, на котором разговаривали в империи инков, и переселенцы из Южной Америки завезли эту письменность на остров Пасхи.

Но при этом создается видимость парадоксальной ситуации. Ведь с легкой руки известного российского ученого-латиноамериканиста В. А. Кузьмищева, который в книге «Царство сынов Солнца» написал, что «… империя инков Тауантинсуйю была самым неграмотным среди всех государств Древнего мира», ученый мир стал считать, что инки не знали письменности (?!).А потому-де она не могла попасть на остров Пасхи из Южной Америки.

Однако письменность у инков все-таки была. Испанский хронист Монтесинос прямо сообщает, что письменность в империи инков уничтожили по приказу девятого Верховного Инки Пачакути Юпанки (досл. «ниспровергающий мир»), отца Тупака Инки Юпанки, правившего с 1438 года по 1471 год. При этом, согласно легенды, были уничтожены не только все письменные источники, но и большинство людей, владевших навыками письма. 

И в настоящее время неизвестно никаких текстов, которые мы могли бы безоговорочно отнести к письменности инкской империи, у историков есть лишь убеждение, что они существуют, например, на воротах Солнца в Тиауанако.  В подтверждение этому, приведем мнение известного перуанского историка Луиса Валькарселя: «У нас нет ни текстов, ни документов доколумбовой эпохи, но есть убеждение в том, что они существуют. Возможно даже у нас перед глазами, только мы не можем их прочесть». И здесь необходимо  очередное дополнительное пояснение.

Правление Пачакутека Юпанки началось с победы над народом чанка, которые в то время представляли для инков серьёзную угрозу, а в 1438 году с войском численностью в 40 тысяч человек, даже осадили столицу инков Куско.  Пачакутек Юпанки, возглавлявший войска инков и их союзников, освободил Куско от осады и уничтожил основные силы Чанка. Считается, что это событие в истории инков стало началом новой эпохи, называемой «изменением мира» (пачакути), ведь границы империи стали включать все земли чанка, и Пачакутек расширил границы империи инков от озера Титикака в центральных Андах до Хунина.  И со времени его правления, стали существовать точные исторические хроники, например, чёткие даты рождения и смерти всех последующих правителей. 

И здесь сами собой напрашиваются исторические параллели. Известно, что письменность и грамота не пользовалась уважением не только у воинственных инков, но и у римлян, которые делали все, чтобы их граждане ни на что не отвлекались, кроме войны. Вот что по этому поводу пишет Гай Светоний в книге «Двенадцать цезарей»: «Грамматика в Риме не пользовалась не только почетом, но даже известностью, потому что народ, как мы знаем, был грубым и воинственным, и для благородных наук не хватало времени». И далее: «… приведу старинное постановление Сената – обсудив вопрос о философах и риторах, постановили об этом, чтобы претор Марк Помпоний позаботился и обеспечил, как того требуют интересы государства и его присяга, чтобы их больше не было в Риме».  И удивляться здесь особо нечему. Древние историки свидетельствуют, что римляне, например, с пренебрежением и насмешкой относились к образованным этрускам, а самых ученых из них, показывали в цирке, наряду с дикими зверями. Результат известен, - письменность этрусков мы до сих пор не можем прочитать.

Между тем, культурно-исторический центр Тиауанако, расположенный на берегу озера Титикака, создали племена, задолго до инков проживающие в этом регионе, предположительно племена аймара, чей язык настолько уникален, что, как считают некоторые исследователи, вполне может быть языком межнационального общения.

Некоторые историки полагают, что именно здесь и зародилась южно-американская письменность, которую в середине пятнадцатого века уничтожили по приказу Сапа Инки Пачакутека.  И при рассказе о тайне Ворот Солнца, я расскажу и о тайне  допотопного  календаря, существовавшего до катаклизмка 9612 года до н.э. и  запечатленного на этих воротах.

И не будет научной натяжкой полагать, чтонекоторые из внезапно попавших в опалу ученых жрецов, обученные письменности и общавшиеся между собой на языке кечуа, были спасены от смерти и репрессий отца, его сыном, Тупака Инки Юпанки, который отправил их в плавание к берегам острова Пасхи.  Благодаря им, и остались таинственные записи на деревянных дощечках и на изготовленных ими многочисленных моаи, написанные на языке южноамериканских аборигенов.

И при таком исходе событий, совершенно логично, что  насильственно уничтоженная письменность в империи инков в Перу, сохранилась в первозданном виде на острове Пасхи.

И те, кто отплыл на бальсовых плотах от Южной Америки к берегам острова Пасхи, несомненно, прекрасно знали о существовавших на западе многочисленных островах. Знали они и о последствиях глобальной космической катастрофы Фаэтона, произошедшей в 1528 году до н.э. над островом Пасхи и озером Титикака в Южной Америке. Поэтому и существует прямая логическая и материальная связь космических катастроф на озере Титикака и острове Пасхи.

Ведь культурным и религиозным центром их цивилизации был «город богов»  Тиуанако (Тиауанако) (дословно: «избранное Богом место»), построенный великим трудом многих поколений аймара, на месте электроразрядного космического взрыва, т.е. там, где «Бог спускался на Землю».

Поэтому, и наследовавшая им религия инков, впитавшая в себя все тайны учения о «комете-возмездие», предполагала обожествление мест космических взрывов, и эта традиция, до Средневековья, была свойственна абсолютно всем цивилизациям Древнего мира, как Старого, так и Нового Света.

И экспедиция инков к острову Пасхи, над которым произошел один из крупнейших космических взрывов Критской космической катастрофы (Ноева потопа), была тщательно спланированной акцией.  Поэтому, опередившее время, гениальное предположение Тура Хейердала, о том, что пасхальская культура является осколком андской цивилизации, на мой взгляд, является абсолютно справедливым. И я искренне сожалею о том, что этот гениальный ученый, не знал истинной причины экспедиций инков на остров Пасхи.  

Исследования П.П. Рубцова.

Несколько слов хочется сказать и об интересном исследовании, которое провел наш соотечественник, Петр Павлович Рубцов, тридцать лет своей жизни, посвятивший тайне письменности ронго-ронго.

Мне всегда было интересно сравнивать мои собственные исследования о космической катастрофе, произошедшей над островом Пасхи с исследованиями других авторов, не знакомых с этой информацией, но которые странным образом соприкоснулись с этой тайной. 

Сейчас общепринято считать, что Маке-Маке, верховный бог рапануйцев, имеет значение «светлый», «блестящий». Но вот, например, что сообщает П.П. Рубцов о верховных богах рапануйцев, делая перевод их имен с языка южноамериканских кечуа: «Двум божествам издавна поклонялись рапануйцы – Хауа и Маке-Маке. Они неизвестны во всей остальной Океании, где главными богами были Тане, Ту, Ронго, Тангароа. Откуда же столь «специфичные боги на острове Пасхи? На кечуа слово хауа означает «сверх», «над». «Небо», «небосвод» - «хава пача» («верхний мир»). … А «Маке-Маке»? Индеец кечуа понял бы его как «Рукастый, с могучими руками». Потому что слово «маке» созвучно слову «маки» - «рука». А удвоение корня – очень частый способ у кечуа для выражения усиленной значимости понятия».  (см. П.П. Рубцов, «Мачуватуна» (Старая тайна), М., Изд. «Вече», 2005 г.).  Изложено очень прозорливо и точно, хотя П.П. Рубцов совсем не был знаком с тайной космических катастроф, связанных с «кометой-возмездие».

Я же в очередной раз должен пояснить, что слово «рука» в мировой мифологии Древнего Мира служило для обозначения «кометы-возмездие» (она же комета Фаэтон, Немезида и т.д.), и прочтение имен рапануйских богов на языке кечуа, сделанное П.П. Рубцовым, абсолютно разумно и верно. А, следовательно, его убеждение, что тексты ронго-ронго, написаны на языке кечуа, также заслуживает нашего уважительного внимания.

В устном сказании рапануйцев, о заселении острова Пасхи (в переводе А. Кондратова), сообщается, что следом за первым вождем Хоту-Матуа прибыли сотни и сотни «махинго». Переводчик не указывает значение этого слова, но в свете вышеизложенного, выглядит совершенно логичным, что данное слово образовано от мифологического названия «маки» - рука (т.е. от названия «кометы-возмездие»). Таким образом, словом «махинго» (макинго) (досл. «поклоняющиеся Маке-Маке), по-видимому, назывались те аборигены Нового Света, чьим верховным богом являлся Маке-Маке. То есть, мы вполне справедливо предположили, что на остров с первой волной переселенцев, действительно прибыли верующие паломники и жрецы, для устройства здесь своего святилища.

Об этом же свидетельствуют и имена вождей и капитанов бальсовых плотов-вампу, возглавлявших первых переселенцев, которые сохранил для нас испанский историк Сармьенто де Гамбоа. Эти имена, в переводе с кечуа П.П. Рубцовым, (Янкана Майту (досл. «большой пучок волос»), Кису-Майту (досл. «срезанный пучок волос»), а также Уску-Майту, Хутуку-Майту), имеют прямую аналогию с «пукао» моаи (досл. «пучок волос»), как обозначение «волосатой звезды» («кометы-возмездие»).

А я лишь напомню, что длинные волосы христианских священнослужителей, как и «пукао» жрецов и вождей инков, указывали на исповедуемый ими культ «кометы-возмездие». И в простонародье русские до сих пор называют попов «долгогривыми». И, надо полагать, что  почтительный  поцелуй  руки священнослужителя христианами – это тайный знак приобщения к тайне «кометы-возмездие».  Любопытно, что сообщая о содержании текстов ронго-ронго, П.П. Рубцов пишет, что бразильский профессор Ваз де Мело, пятнадцать лет проведший над расшифровкой текстов ронго-ронго, установил, что в них дано «… описание кошмарной катастрофы в океане, в которой было и падение метеорита, и цунами, и гибель целого «архипелага»». (см. П.П. Рубцов, «Мачуватуна», стр. 384).

К моему глубокому сожалению, сам П.П. Рубцов скептически отнесся к этой информации Ваз де Мело, и слово «махинго» он ошибочно перевел словосочетанием «они ненавидят».

Но главное для меня состоит в том, что на основе своего тридцатилетнего опыта изучения текстов ронго-ронго, П.П. Рубцов пришел к абсолютно правильному выводу, что ««кохау ронго-ронго» является изобретением древнеперуанских ученых и является силлабической (слоговой) системой письменности».

Он подсчитал, что даже если очень осторожно оценивать подлинные «элементы письма», то их насчитывается всего около 90.

Кроме того, П.П. Рубцов, как и Тур Хейердал, обоснованно считал, что заселение острова Пасхи и культурные традиции на остров были привнесены первой волной переселенцев из Южной Америки.

Ангел из библиотеки.Моаи на острове Пасха

По этому поводу, приведу одну цитату А.Кондратова, выступившего оппонентом этой гипотезы: «Мнение Хейердала о том, что целый народ (или его остатки) переселился из Америки в Полинезию, представляет собой совершенно не обоснованную гипотезу, не подкрепленную ни одним убедительным доказательством, таков ответ советских ученых, с которыми соглашается большинство крупнейших зарубежных специалистов по Америке и Полинезии».

Я привел эту цитату уважаемого  мною ученого только потому, что она является ярким подтверждением того, что до сих пор, даже авторитетные ученые, пытаются решать спорные научные вопросы «мнением большинства». Но должен напомнить, что в науке открытия всегда совершаются гениальными одиночками, подобными Туру Хейердалу, который имел смелость на основе фактов противостоять толпе посредственных ученых, не имеющих «собственного лица», основным доказательством научных истин для которых является голословное «мнение большинства». 

Будучи сторонником гипотезы, что пасхальские тексты написаны южноамериканским народом, говорившем на языке кечуа, П.П. Рубцов попытался создать гипотетический силлабарий письменности ронго-ронго и осуществить дословный перевод некоторых слов.  И, на мой взгляд, достиг определенного успеха, хотя и допустил целый ряд неточностей. В частности, при создании своего силлабария он использовал слова только из кечуа, не оставляя места для полинезийских слов, исторически влившихся в язык кечуа. И здесь требуется пояснение. Исследуя любой язык, в том числе и русский, мы должны хорошо понимать, что в нем много заимствованных слов из других языков. Например, трехсотлетнее монголо-татарское иго, обогатило русский язык множеством слов тюркского происхождения, а входящие в состав Российской империи народы, добавили немало своих слов.  И Тур Хейердал справедливо считал, что смысл ронго-ронго непонятен из-за того, что рапануйский язык претерпел кардинальные изменения, и что кохау ронго ронго были написаны «на древнем языке, ключ к которому давно утрачен», и что «пасхальский язык изменился в большей степени, чем представляют себе большинство языковедов».

И чтобы понять смысл кохау ронго-ронго, лингвистам придется вернуться к истокам языка, на котором разговаривали махинго.

На острове Пасха имеется ритуальное святилище Оронго, расположенное в юго-восточной части острова, на скалах вокруг которого выгравировано более 150 изображений сидящего «птицечеловека» с четырьмя пальцами на кисти руки. При этом кисть руки согнута так, что создается впечатление, что «птицечеловек» удерживает в руке яйцо. Крупные и малые его изображения теснятся почти вплотную к друг другу, и это единственный сюжет имеющегося здесь петроглифа

Четырехпалая рука - типичный сюжет для южноамериканского континента и долины Наска. Подобное изображение встречается и в составе письма ронго-ронго, а поэтому П.П. Рубцов предположил, что это силлабическое написание имени одного из верховных божеств рапануйского пантеона.

Согласно его предположению, это вариант написания кечуанского бога «Конирайя» (он же Кон-Тики), сокращенно «кон», что в его переводе означает «Ниспосылающий», или «Громыхающий», или «Тот, кто ниспосылает гром».

Напомню, что остров Пасхи, оказавшийся в эпицентре космической катастрофы 1528 года до н.э., образно говоря, представляет собой гигантский, площадью 118 квадратных километров, кусок застывшей кипящей лавы. И даже на этой, испепеленной и сгоревшей во время космической катастрофы территории, ритуальное святилище Оронго было отдельно выделено жрецами острова, как эпицентр космического взрыва, то есть как место, где «Бог спустился на Землю».

Попробую пояснить. Оро, согласно мифологическим словарям, главное божество неба рапануйцев. Ему соответствуют имя Ранги, которое обычно переводят как отец-небо, и, согласно мифологических словарей, его символами являются радуга и молния. Но молния и радуга – это международные, в том числе и библейские, мифологические символы электроразрядного взрыва космического тела в атмосфере Земли.  Поэтому святилище Оронго – это место эпицентра космического взрыва осколка «кометы-возмездие», «низвергнутое небо», т.е. место, где согласно мифам, небо упало на землю. И согласно рапануйского мифа, сыновья неба, близнецы Ронго и Тангароа, по радуге спускались с неба на землю.

При этом сын Тангароа, Мауи, согласно мифам, рождается из камня, или из раковины. (см. также  в ст. «Афродита» ). Погибая в борьбе с духом смерти, он превращается в звезду. Но это не вся полезная информация по этому поводу. В 1770 году, вожди островитян под договором о присоединении «острова Карлос» к владениям испанского короля начертали символы, которые считаются письменными знаками, значение которых осталось неизвестно.  Теперь посмотрите на них внимательно. Не кажется ли Вам, что там стоит знак летящего «Оро»?

В свете вышеизложенного будет логично, если мы поясним и письменную символику ронго-ронго, нанесенную на многочисленные моаи, которым поклонялись рапануйцы.

Исследователи рапануйской культуры давно обратили внимание на три загадочных символа, нанесенные на спине древнейшего моаи, изготовленного из базальта.  Никто не мог понять, что это такое, поэтому первоначально Альфред Метро, не задумываясь над мифологической символикой, предположил, что это просто  изображение набедренной повязки (!?).

К счастью Френсис Мезьер, приводит объяснение этих символов со слов самих островитян: «Это изображение элементов жизни: Солнца, Луны и Молнии».  Но несмотря на это исчерпывающее пояснение пасхальцев, никто из современных исследователей, так и не смог понять значение этих символов.  А ведь эта символика имеет очень важное значение для всей цивилизации Земли.

Ангел из библиотеки.Амулет реи-миро

И кроме Солнца, на ней символически изображен символ столпа электроразрядного взрыва, который пасхальцы, как и составители библейской мифологии назвали молнией, а также серп Луны в положении дня «песах».  И этим символом в мифологии разных стран, обозначается дата «конца света».  Но эта недоступная для непосвященных информация, была понятна жрецам абсолютно всех цивилизаций древности. Напомню, что полумесяц в положении дня «песах», до сего дня венчает все мусульманские мечети.И обычно его дополняют изображением звезды – символом «кометы-возмездие».  Изображается полумесяц и в основании крестов на православных храмах. (подробнее см. в книге «Тайна Алатырь-камня»)

А Петр Рубцов, попытавшийся представить символы на моаи, в виде письменных знаков ронго-ронго, получил примерно следующий дословный перевод: «образ мертвого истинно есть». И здесь явно напрашивалась аналогия этого моаи, с египетским Сфинксом, являющимся символом «кометы-возмездие», скульптуру которого египтяне называют «Образ Сущего». Это заинтриговало меня, и я продолжил вникать в откровенно варварский дословный перевод текстов ронго-ронго, сделанный П. Рубцовым.

Дело в том, что П.Рубцов сделал дословный перевод еще одного текста, который был вырезан на нагрудном амулете-подвеске рапануйского жреца. Этот деревянный амулет, получивший название реи-миро, неизвестно каким образом первоначально попавший с острова Пасхи в Новую Зеландию, в настоящее время хранится в одном из музеев Лондона (Англия). К счастью, на этом амулете сохранилась совершенно неповрежденная надпись на ронго-ронго. Сам амулет выполнен в виде деревянной ладьи-полумесяца, с каждого конца которой вырезаны головы моаи (см. на рис.). Кроме того, он имеет надписи, расположенные на обеих сторонах ладьи и отверстия для ношения.

Истинный смысл назначения ладьи - серпа Луны, в свете вышеизложенного, нам понятен, так же как и вся символика амулета реи – миро в целом.Ведь расположенные по ее бокам головы моаи, (точно также как и головы драконов на древних ладьях, - они символизируют смерть), а расстояние между ними -  обозначает период между глобальными космическими катастрофами. Так что же написано на этом амулете? Вот как интерпретирует эту надпись П. Рубцов. «Движение твое без глубины есть ты». Непонятно. Но автор дает и литературный перевод: «О Вечно волнующаяся! Вечно движение твое, Бездонная!».

Ладья символизирует день «песах», и логично, что она должна иметь афористичную надпись, наподобие библейского афоризма.

Возможно, речь идет о вечном движении «кометы-возмездие» в космической бездне, а следовательно, афористически, перевод этого выражения следует читать так: «Ты есть -  бесконечное движение в бесконечном пространстве».

На другой стороне амулета, имеется еще одна надпись. Вот как о ней пишет сам Рубцов: «На обороте (inverso) «Реи-Миро» изображена краткая надпись лигатура, которую я интерпретирую как «tukuysuma(y)», что на кечуа могло бы звучать, как «тукуй сумау» - завершенная слава», «совершенная честь». Или проще: «завершение хорошее». (см. Рубцов П.П. «Мачуватуна» стр. 485).  Но возможно, это выражение означает: «Вечная слава!», или «Вечная память». Кажется, теперь все встало на свои места.

Не знаю, насколько точно я понял переводы автора, и не придумал ли я за него смысл расшифрованных надписей. Но мне показалось, что П.П. Рубцов уцепился за смысл ускользающих от него значений рапануйских текстов. И будет непоправимой ошибкой, если никто не продолжит его исследования. А ведь требуется малое. Необходимы консультации специалиста, обладающего знанием кечуа и полинезийского языков, а также имеющего познания в мифологии. Ведь как признается на страницах своей книги П.П. Рубцов, ему постоянно не хватало понимания правильной интерпретации слов кечуа.

И теперь мы можем сделать промежуточные, и вполне  оптимистичные выводы:

1. Можно достаточно уверенно говорить о том, что тексты ронго-ронго написаны слоговым (силлабическим) письмом, на архаичном языке племен кечуа.

2. Некоторые пасхальцы и сегодня умеют читать тексты ронго-ронго, не понимая значения слов и языка, на котором они написаны.

3. Тексты ронго-ронго доступны для расшифровки.

Предыдущая статья: Ронго-ронго.   Следующая статья: Исследования острова Пасхи Кэтрин Раутледж.