Неразгаданная тайна Атона » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

Неразгаданная тайна Атона.

«И узнают, что Я-Господь, когда пошлю огонь на Египет, и все подпоры его будут сокрушены.»
/Иез. 30:8/

«И опустеет он среди опустошенных земель, и города его будет среди опустошенных городов.»
/Иез. 30:7/

«Между тем Египтяне хоронили первенцев, которых поразил у них Господь, и над богами их Господь совершил суд.»
/Числ. 33:4/

 

С космической катастрофой, разразившейся над Египтом, связана одна уникальная загадка его истории.

Непонятный, беспрецедентный, и не имеющий аналогов в истории Земли случай, когда правитель Египта, фараон XVIIIдинастии Аменхотеп IV своим решением отменил многовековой религиозный культ Амона.

Это тем более удивительно, потому что на этом культе была основана власть и могущество всех, без исключения, династий египетских фараонов.

Уже не одно поколение ученых из разных стран мира пытается понять, что же побудило фараона Аменхотепа IV на религиозную реформу, проведенную им в Египте в конце XV века до н.э.

И хотя наука так и не приблизилась к разгадке этой величайшей в истории Египта тайны, было ясно, что у Аменхотепа IV должна была быть чрезвычайно веская причина, чтобы решиться уничтожить многовековые традиции, сложившегося к этому времени в Египте культа его верховного бога Амона.

Еретик, решившийся разрушить незыблемые тысячелетние традиции существовавшей религии и уничтоживший всех бывших богов, должен был быть, или негодяем, подобным гениям-богоборцам российской революции 1917 года, или величайшим новатором, отменившим опорочивших себя прежних богов.

Надо признать, у него действительно были необычайно веские основания для смены культа богов, но прежде чем рассказать о причине побудившей его к смене религии, коротко напомним о сущности проведенной Аменхотепом IV религиозной реформы, предпосылки к которой были созданы его отцом фараоном Аменхотепом III.

Исторические хроники Египта свидетельствуют, что в 1419 году до н.э., на шестом году своего правления, т.е. почти сразу после восшествия на престол, Аменхотеп IV приступил к проведению широкомасштабной и жесткой религиозной реформы.

Вроде бы без видимых оснований, внезапно и по всей стране, он отменяет ставший давно привычным, и казавшийся таким нерушимым традиционный культ верховного бога Египта Амона.

Взамен его повсеместно в принудительном порядке вводится простой культ солнечного диска Атона.

Отменяется сложная иерархия богов и их почитание. Отменяются богослужения в храмах Амона и ритуальные действия в культовых помещениях.

Отменяются все обряды, связанные с прежними богами во всех городах и селениях Верхнего, Среднего и Нижнего Египта, в том числе и столице государства, стовратных Фивах.

Отныне все богослужения проводятся только на открытом воздухе, а жрецы обращают свои молитвы непосредственно к Солнцу.

Даже само слово «Бог» запрещается к употреблению, и вместо него начинают употреблять обезличенное слово «владыка».

Меняются имена всех подданных, в которых имелось слово «Амон».

При этом и сам фараон не является исключением, и вместо прежнего имени Аменхотеп – «Амон доволен», он берет себе имя Эхнатон – «полезный Атону».

Слово Амон уничтожается во всех надписях, где бы оно не встретилось. Верховным жрецом Атона стал сам фараон, провозгласивший себя его сыном.

Переименовывается и древняя столица Египта Но-Амон (Фивы), и теперь ею становится построенный в пустыне новый город Ахетатон (досл. «небосклон Атона»). При этом, и это очень важно отметить, место для новой столицы выбрано не случайно, его выбрал сам Атон.

Об этом свидетельствует сохранившаяся надпись от лица фараона: «Сотворю я Ахетатон Атону, моему отцу, на этом месте. Не сотворю я ему Ахетатон на юг от него, на север от него, на запад от него, на восток от него. … Не скажу я: «Брошу я Ахетатон, пойду я, сотворю я Ахетатон в другом месте, более добром. … Но сотворю там Ахетатон Атону, где возжелал он для себя сам, коим удовлетворился он, на вековечность и вечность. …»

Эта надпись поставила в тупик всех исследователей. В самом деле, почему новая столица Египта, самого мощного и богатого государства средиземноморского региона, была построена в бесплодных песках Аравийской пустыни? Почему была заброшена прежняя столица, гордость Египта, стовратные Фивы? Почему Ахетатон не был построен в другом, более удобном месте? Почему новая столица стала центром новой религии? Какие побудительные мотивы могли быть у Аменхотепа IV для баснословно дорогостоящего строительства столицы в безводной пустыне? Почему из цветущих оазисов и комфортного климата десятки тысяч строителей и жителей новой столицы переселяются в знойную пустыню? Наконец, почему это место выбрал сам бог Атон, огненный солнечный диск?

Ответ на все эти вопросы, как всегда оказался предельно прост.

Ахетатон был построен на месте страшной космической катастрофы, в эпицентре электроразрядного взрыва крупного небесного тела, буквально превратившего весь Египет в пустыню, а города в руины. Образовавшаяся зона полного уничтожения превысила пятьсот километров в диаметре.

Вот как о размерах зоны полного уничтожения повествуют библейские тексты: «Так говорит Господь: падут подпоры Египта, и упадет гордыня могущества его; от Мигдола до Сиены будут падать в нем от меча, сказал Господь Бог.» /Иез. 30:6/ (В данном случае речь идет об огненном мече Ангела, от которого пал и Иерусалим).

Город Мигдол до наших дней не сохранился, но по свидетельству историков, он находился на средиземноморском побережье, приблизительно в 35 километрах от города Пелусия. Поэтому любознательному читателю не составит труда определить зону поражения.

От этого взрыва сильно пострадали и соседние государства: « Ефиопия и Ливия и Лидия и весь смешанный народ и Хуб, и сыны земли завета вместе с ними падут от меча.» /Иез. 30:5/

Поэтому решение фараона Аменхотепа IV построить новую столицу государства на месте электроразрядного взрыва было тщательно продуманным, взвешенным и логичным.

По замыслу фараона, Ахетатон, как центр новой религии и столица возрожденного из пепла государства, должен был навсегда сохранить для потомков память о страшной космической катастрофе разразившейся над Землей в 1528 году до н.э.

Это подтверждает и официальная символика нового Бога Атона, украсившая стены храма Атона в его новой столице.

Атон изображается в виде солнечного диска с уреем (змеей).

Урей располагается снизу диска, а от нижнего края солнечного диска нисходят солнечные лучи, оканчивающиеся кистями рук держащих трехконечный крест «анх» (досл. «да живет»).

Солнечный диск Атона с нисходящими вниз лучами – это стилизованное изображение космического взрыва, где дополнительная символика в виде урея (змеи), служит для обозначения космической катастрофы. Надо сказать, что во всех цивилизациях Древнего Мира, как Нового так и Старого Света, змея, как символ всеобщей смерти, служила для обозначения космической катастрофы.

А изображение кистей рук на нисходящих солнечных лучах – это символика изображающая число пять – число «кометы-возмездие».

Во многих языках мира слово «рука» аналогично значению цифры «пять».

Не является и исключением и русский язык, в котором слово «пять», образовано от старославянского слова «пясть» - пять радиально расходящихся косточек, образующих остов кисти.

В этой связи, надо сказать, что в египетском папирусе, известном под названием «Речение Ипусера», описывающем бедствия Критского катаклизма, есть непонятное выражение, до настоящего времени не имевшая разумного толкования: «смотрите: пять».

В качестве еще одной дополнительной информации, следует рассказать, что при раскопках расположенного неподалеку от Мегиддона города Таанака, было обнаружено клинописное письмо фараона Египта к правителю города Иштаряшуру, относящееся к середине второго тысячелетия до н.э.

В этом письме фараон Египта, просит правителя города Таанака своевременно и подробно сообщать ему обо всех событиях, которые будут происходить, когда на небе появится «палец Ашираты».

Вне всякого сомнения, речь в этом письме идет о заранее предсказанной жрецами гаксосов появлении «кометы-возмездие».

Египтяне оставили нам не только художественное изображение бога Атона, символизирующего солнечный столп воздушного электроразрядного взрыва астероида, но и его скульптурное воплощение.

Это хорошо всем известные обелиски.

В классическом виде египетский обелиск представляет собой стелу (от греч. stela – столп) из полированного красного, цвета огня, гранита, увенчанную золотистой пирамидкой, которая называлась «пирамидион». Значительно позже, римляне заменили «пирамидион» на звезду, вследствие чего, греческое слово «стела», латиняне стали производить от латинского слова «stella» – звезда», правомерно полагая, что это столп электроразрядного взрыва «волосатой звезды».

Египтяне устанавливали стелы в память о жертвах Критского катаклизма на территориях храмов и мемориальных комплексов, а также на местах массовой гибели людей, погибших в огне космической катастрофы.

Традиция устанавливать обелиски на местах массовых захоронений и мемориальных комплексах, сохранилась до настоящего времени, правда, горящий пирамидион почти повсеместно заменен звездой, что в общем, не противоречит изначальному смыслу.

В Египте обелиск изготавливали в виде четырехгранного суживающегося кверху столпа, символизирующего солнечный луч.

Эти солнечные лучи египтяне называли «техами», а греческое слово «обелиск» в дословном переводе означает «копье», и нам еще десятки раз придется встречать в мифологических текстах это слово, как один из символов Критской катастрофы.

В Египте обелиски изготавливали из цельных гранитных блоков, и они достигали значительной высоты. Например, высота известного обелиска Сенусерта I превышала тридцать метров, а в папирусах Среднего царства сообщается об обелисках, высота которых превышала 57 метров.

Венчавший обелиск пирамидион, как правило изготавливался из чистого золота, или его сплава с серебром.

Повсеместно обелиски стали устанавливать в Египте после Критской катастрофы, во время правления Аменхотепа IV, основателя культа Атона. В Египте обелиски обычно изготавливались и устанавливались попарно, перед пилонами храмов, или при входах в гробницы, как память о двух самых мощных, электроразрядных взрывах Критской катастрофы, над Иорданом и на месте построенного города Ахетатон.

Впрочем, причиной этого могли быть и так называемые тандем-взрывы, характерные для всех глобальных катастроф.

Самыми известными в настоящее время являются два обелиска, называемые «иглы Клеопатры», но воздвигнуты они были при фараоне Тутмосе III, в XV веке до н.э.

Подобные искажения в истории Египта не единичны, и мне придется развенчать еще одно предание, которое утверждает, что самый древний из сохранившихся обелисков Египта, в настоящее время находится на месте бывшего города Гелиополь (от греч. Helios – Солнце и polis – город), у селения Мегари. Впрочем, речь идет только о дате.

Указанный Гелиополь, один из самых старых городов Древнего Египта, располагался к северо-востоку от Мемфиса (Нижний Египет) и имел храм, посвященный Богу Солнца, называемый BethSchemesch, что в дословном переводе с древнееврейского означает «дом Солнца», который называют также храмом Атума-Ра. Перед входом в этот древний храм Солнца когда-то были установлены два обелиска.

В настоящее время от этого некогда знаменитого города Солнца и величественного храма, остались одни руины, рвы и валы с многочисленными кусками гранита и мрамора, остатки сфинксов и один покрытый иероглифическими надписями обелиск, который, как считают современные ученые, изготовил упомянутый выше фараон двенадцатой династии Сенусерт I(1971 г. до н.э. – 1928 г. до н.э.)

Однако этого просто не могло быть, потому что все остальные известные обелиски построены после космической катастрофы 1528 года до н.э., вследствие того, что именно события Критской катастрофы послужили обоснованием символики для изготовления обелисков.

Пишу об этом только для того, чтобы лишний раз показать, насколько бездумно тиражируется непроверенная информация, со временем приобретая значение достоверных фактов.

Существует еще одно имя этого города – Уну (Инну) Северный (досл. «северный столп»).

Однако в Египте существовал еще один Гелиополь, который по аналогии с первым называли Уну (Инну) Южный (досл. «южный столп»). Этим именем назывался древний город Ермонт, расположенный в Фиванском номе Верхнего Египта, южнее столицы Египта, стовратных Фив.

Согласно легенде, египтяне хранили в этих городах два камня Бену, которые раньше составляли единый камень Бенбен (Бену+Бену), который отождествлялся с Атумом-Ра. Камень Бенбен по преданию, раньше хранился на вершине обелиска перед храмом Атума-Ра в Гелиополе, но впоследствии был безвозвратно утерян. В честь этого камня, утверждает предание, все последующие обелиски стали изготавливать с золотистыми пирамидионами наверху. И честь этого камня пирамидионам были увенчаны Великие пирамиды, которые символизировали три последних космических катастрофы Земли. Действительно, пирамидион символизировал вспыхнувший «ярче тысячи солнц» взрыв небесного камня (метеорита), от которого опускался к земле гигантский плазменный столб пламени, символизирующий луч обелиска. А осколки этого метеорита и были некогда единым камнем Бенбен, который согласно существующей легенды, упал с неба.

А мы лишь подтверждаем достоверность дошедших до нас преданий.

В египетской мифологии бог Бену изображался в образе цапли, которая поселилась после водного хаоса (Ноева потопа) на Земле на обелиске в Гелиополе, что символизировало начало «сотворения мира» и возрождение жизни на земле. Аналогичным является почитание аиста у славян. В Древней Греции Бену отождествляли с птицей Феникс, которая являлась еще одним названием «кометы-возмездие».

Однако прервем на время рассказ о камне Бенбен, чтобы продолжить повествование о новой религии Эхнатона.

Страшные природные катаклизмы космической катастрофы 1528 года до н.э. буквально потрясшие средиземноморский регион, в том числе и весь Египет, привели к небывалым социальным потрясениям и кровопролитнейшей гражданской войне, что сопровождалось кризисом веры в существовавших богов, не сумевших спасти и защитить свой народ во время Критской катастрофы. Храмы повсеместно подвергались разграблению и осквернению, жрецов изгоняли и убивали, тайна прежних богов оказалась раскрыта, люди потеряли веру в их всемогущество. Страшный голод, свирепствовавший в стране, толкал людей на жестокие убийства родных и близких, стариков и детей. Письменные свидетельства об этом сохранились в египетских папирусах.

Именно это и побудило Аменхотепа IV на проведение новой реформы, а события Критской катастрофы ясно обозначили внятную символику новых богов и нового культа.

Но искусственно и наспех созданная, новая религия оказалась нежизнеспособной.

Реформа Аменхотепа IV вызвала резкое противодействие со стороны верховных жрецов, сторонников прежних канонов, считавших проводимую реформу смертельно опасной для светских и религиозных устоев общества. И все-таки не это оказалось главным. Основная причина того, что новая

религия не прижилась, а новая столица Ахетатон была заброшена, сыграло именно то обстоятельство, что город был построен на месте электроразрядного взрыва астероида.

Подвергнутая после электроразрядного взрыва мощному нейтронному и рентгеновскому облучению местность, долгие годы «светилась», испуская невидимые смертоносные лучи. Это привело к поголовному заболеванию людей и скота хронической лучевой болезнью, и всегда заканчивалось летальным (смертельным) исходом.

Решение Аменхотепа IV построить Ахетатон в эпицентре электроразрядного взрыва астероида, можно было бы сравнить с решением какого-нибудь нашего современника построить свой дом в жерле разрушенного ядерного реактора четвертого энергоблока в Чернобыле. Это роковое решение фараона и предопределило судьбу новой столицы и новой религии.

Для доказательства этого достаточно вспомнить, что в районе Тунгусской катастрофы отмечались массовые случаи недиагносцированных заболеваний людей и животных, причем все означенные заболевания протекали очень тяжело и почти всегда заканчивались летальным исходом. «Эвенки сильно болели и умирали целыми семьями через один-два года после падения» - отмечал Момоль. Об этом же говорили и эвенки на проходившем в 1926 году суглене (съезде): «метеор своим падением кончал людей и собак». А ведь съезд проходил спустя восемнадцать лет после катастрофы.

Пожалуй, не стоит удивляться тому, что заболевания эвенков не были диагносцированы медиками. В эти годы врачи еще понятия не имели о симптомах лучевой болезни.

Л.А. Кулик, через девятнадцать лет посетивший место взрыва Тунгусского метеорита, был поражен полным отсутствием жизни в этом районе.

Это же отмечает и участник второй Тунгусской экспедиции В.А. Сытин: «Страна мертвого леса производила впечатление безжизненности. Здесь не было ни людей, ни зверей, ни птиц. …А ведь прилегающие районы буквально кишели жизнью

Это может свидетельствовать только о том, что невидимое излучение самым отрицательным образом сказалось на всей фауне зоны поражения. Эвенки также покинули прилегающие к месту взрыва районы и кочевали вдали от опасного места.

Между тем, местными жителями, проживающими в прилежащих к взрыву районах, было замечено, что катастрофа в первую очередь сказалась на здоровье беременных, женщинах кормящих грудью, новорожденных и младенцах первых лет жизни.

И до настоящего времени, целое столетие спустя, местные аборигены избегают делать стоянки в районе взрыва.

Это явление было хорошо известно и древним. Вот какое свидетельство оставила «Махабхарата» о действии этого таинственного «небесного оружия».

«В крайней опасности, ради спасения жизни,
Мною пущено в ход это оружие …
Зародышей … в женщинах оно убьет! …
Теперь это оружие я вонжу в зародыши, о владыка,
Но волю твою исполню …»

Об этом же свидетельствуют и библейские тексты: «Горе же беременным и питающим сосцами в те дни!» /Мф. 24:19/

В другом месте библейские тексты сообщают об «избиении младенцев» в Вифлееме, который находился вблизи эпицентра электроразрядного взрыва Фаэтона: «Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал у волхвов. Тогда сбылось реченое через пророка Иеремию, который говорит: «Глас в Раме слышен, плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет.» /Мф. 3:16-18/

В качестве примечания следует сказать, что Рама Самуилова – еще один город, располагавшийся вблизи эпицентра электроразрядного взрыва Фаэтона. И это не последнее свидетельство библейских текстов о смерти младенцев. Вот как сообщает библейская легенда о поражении первенцев после космической катастрофы, эпицентр которой находился на месте вновь построенной столицы Ахетатон: «В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской; от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота. И встал фараон ночью сам, и все рабы его, и весь Египет; и сделался великий вопль в земле Египетской; ибо не было дома, где бы не было мертвеца.» /Исх. 12:29-30/.

Египтяне не смогли принять новую религию, потому что место новой столицы и колыбели новой религии дышало смертью, умерщвляя всех подряд, без всякого разбора: и рабов, и скотов, и жрецов, и детей фараона и самого фараона.

Население прокляло новую столицу и новых богов, безжалостно убивающих свою паству, ведь мощность египетского взрыва была в десятки раз больше Тунгусского. Результаты раскопок проведенные в Ахетатоне, свидетельствуют о том, что жители поспешно покидали город, В многочисленных загонах для скота археологи обнаружили большое количество трупов павших животных. Люди навсегда покинули этот город и больше никогда не пытались восстановить его былое величие, или даже просто поселиться на этом навсегда проклятом месте.

Впервые раскопать холмы близ Тель-эль-Амарны, под которыми скрывалась столица Эхнатона Ахетатон, еще в 1891 году попытался Флиндерс Петри, но вскоре забросил по его мнению бесперспективные раскопки.

В 1907 году раскопки продолжил Людвиг Борхардт, который вплоть до начала первой мировой войны упорно и методично расчищал улицы древнего города.

Война надолго прервала археологические раскопки, и только в 1924 году, их продолжил знаменитый англичанин Леонардо Вулли.

Постепенно прояснилась общая картина города, который кроме расположенных на окраинах города жилых кварталов, имел роскошный религиозный центр, посвященный солнечному диску Атону.

Только район храма Атона занимал площадь 730х235 метров. Он был богато украшен многочисленными скульптурами, колоннами, барельефами, фресками. На его территории был найден знаменитый бюст супруги Эхнатона, царицы Нефертити.

Археологи отметили один необъяснимый факт. На территории этого города ничего не росло, даже трава. Вот как об этом свидетельствует Эрих Церен: «Даже земля, на которой стояли эти жертвенники, посвященные Солнцу, казалось была проклятой и поругана так, что тут больше не выросло ни одной травинки

Ученые-египтологи отмечают, что уже через четверть века после смерти Эхнатона, произошло полное уничтожение всего, что могло пролить свет на причину приведшую к религиозной реформе Эхнатона. Его имя было вычеркнуто из всех надписей и официальной истории Египта. Оно было предано полному забвению, но ростки посаженной им религии проросли уже в другой религии его родины.

Столица Египта из Ахетатона была переведена в Мемфис, и по всей стране вновь активно стал восстанавливаться существовавший прежде культ верховного бога Амона.

Остается добавить, что место, где произошел электроразрядный взрыв, в Древнем Египте называлось «аль-Аха». Позже, название местности «аль-Аха» послужило этимологической основой слова Аллах. Согласно легенды, это было место битвы Бога с человеками, и располагалось оно между Верхним и Нижнем Египтом.

Аналогично этому в библейских текстах описан эпицентр другого мощного электроразрядного взрыва Фаэтона

над Ханааном – как место борьбы Иакова с Богом в городе Вефиль, после чего Иаков стал называться Израиль (досл. «богоборец»).

Но надо сказать, что примеру фараона Эхнатона, построившего на месте эпицентра электроразрядного взрыва столицу египетского государства Ахетатон, с огромным мемориальным комплексом, посвященным богу солнечного света Атону, последовали израильтяне и хананеяне, создавшие на месте электроразрядного взрыва Фаэтона собственный мемориальный комплекс, определив его столицей и духовным центром Иерусалим, ставший идеологическим центром сразу трех мировых религий: иудаизма, христианства и мусульманства.

Права на Иерусалим в настоящее время оспаривают сразу два современных государства, Израиль и Палестина, земли которых были сожжены испепеляющим небесным огнем (светом) космической катастрофы 1528 года до н.э., вследствие чего эта поседевшая от горя и пепла земля

некогда единого Ханаана, стала называться «святой землей» (от слова «свет»).

В свете изложенной информации о Критском катаклизме, особенно безнравственным является то, что именно Иерусалим стал причиной непримиримой вражды двух некогда великих народов с единой трагической историей.

Мне грустно сознавать, что из-за незнания собственной истории, народы Израиля и Палестины превратили земли друг друга в современную Акелдаму («поле крови»).

Но продолжим наш рассказ о событиях связанных с реформой Эхнатона. На стеле царицы Хашепсут, в Карнакском храме сохранилась надпись: «Поднимешься к «Аха», уединенное место величия души, в высокий покой разума, который движется поперек небес, и откроешь дверь лежащего у края Земли жилища первозданного Бога обеих стран, дабы узреть сияющую тайну Гора.»

А вот как написано об этом месте на другой стеле, установленной фараоном Тутмосом IV у основания сфинкса, около 1450 года до н.э.: «Велик и превозвышен образ этого Бога, покоящегося в избранном им месте, могуча его сила, ибо сень Солнца лежит на нем … Храмы всех городов на обеих берегах (Нила) поклоняются ему, они простирают к нему руки

Между тем, египтологи до сих пор продолжают спорить о точном местоположении «аль-Аха», не понимая, что это место еще 3600 лет назад увековечил Эхнатон строительством города новой религии, Ахетатона, трагическая история которого так долго была окутана пеленой тайны. К сожалению, мумия самого Эхнатона до сих пор не найдена, и потому пока не может быть установлена причина его загадочной смерти, после которой была уничтожена созданная им религия, с помощью которой великий Эхнатон хотел сохранить для потомков правду о трагических событиях космической катастрофы 1528 года до н.э. И несмотря на все попытки уничтожить его деяния, он вернулся, через мрак тысячелетий сохранив нам память.

Мир праху твоему!

И теперь пришла пора окончить рассказ о камне Бенбен, когда-то хранившемся в Гелиополисе.

Космическая катастрофа, связанная со взрывом в атмосфере Земли крупного небесного тела, как в зеркале отразилась в библейских текстах. Многочисленные легенды, настойчиво повторяя друг друга, сообщают, что именно «небесный камень от Господа» явился основанием и краеугольным камнем воздвигнутого на нем учения христианской церкви.

В подтверждение этого тезиса приведу несколько цитат из Библии, которые совсем не требуют комментария: «И Я говорю тебе: ты Петр (досл. «камень»), и на этом камне Я создам Церковь Мою и врата ада не одолеют ее/Мф. 16:18/

О том же в другом месте: «Иисус говорит им: «неужели вы никогда не читали в Писании: «камень, который отвергли строители, тот самый сделается главою угла: это - от Господа, и есть дивно в очах ваших?» /Мф. 21:42/.

О том, что именно небесный камень дал духовное содержание Новому Завету, свидетельствует и следующая цитата: «И все ели одну и ту же духовную пищу; и все пили одно и то же духовное питие, ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос /1 Кор. 10:4/.

Это обстоятельство и послужило обоснованием культа небесных камней, осколков метеоритов, упавших на Землю во время Критского катаклизма. Время Критского катаклизма, когда небесные камни «от Господа» ниспровергали древние города, обозначено в Библии, как «время разбрасывания камней». И теперь наступило время «собирать камни» - по древним мифам и легендам, по крупицам восстанавливать события этого страшного бедствия.

Но это крылатое выражение древности первоначально имело дословное значение, и об этом весь наш последующий рассказ.

Собранные на месте своего падения остатки метеоритного материала являлись объектом особого поклонения и любопытства нашедших их жителей, и считались священными (от слова «светящиеся»), потому что подвергнутые мощному нейтронному и рентгеновскому облучению во время электроразрядного взрыва метеорита, они сохраняли способность таинственного многолетнего свечения в темноте, благодаря радиоактивному излучению, поэтому найденный метеорит считался в глазах древних жителей собственноручно оставленным на Земле символом Бога.

Их угасающее свечение спустя долгие годы после катастрофы, показывали приходящим на место катастрофы паломникам из других стран. Вследствие этого, небесные камни хранили в темных помещениях храмов, без искусственного и естественного освещения.

В этой связи уместно вспомнить прекрасную мусульманскую легенду о Священном Черном камне мусульман, хранящемся в настоящее время в храме Кааба в Мекке (совр. Саудовская Аравия).

Кааба (досл. «куб») – мусульманский храм в Мекке, в восточную сторону которого вделан Священный Черный камень мусульман, являющийся объектом особого поклонения.

Ежегодно совершающие священный хадж в Мекку мусульмане стремятся посетить Каабу, чтобы прикоснуться к Черному камню, потому что, согласно легенды, Черный камень – это окаменевший Ангел (досл. «вестник») Бога, который на предстоящем Страшном Суде будет свидетельствовать в защиту прикасавшихся к нему мусульман.

Но первоначально, этот освященный веками обряд прикосновения к Черному камню, служил для того, чтобы каждый из паломников мог убедиться в реальности страшных событий космической катастрофы, о которой местные жители рассказывали приехавшим из других стран пилигримам, которые хотели лично увидеть и потрогать это вещественное доказательство спускавшегося на Землю Бога.

Черный камень состоит из нескольких, некогда составлявших единое целое осколков, скрепленных массивным серебряным обручем.

Считается, а в настоящее время это признается научно доказанным, что Священный Черный камень мусульман является остатками железного метеорита.

Как утверждает широко распространенная среди мусульманских народов легенда, в очень давние времена, Священный Черный камень мусульман был ослепительно белым, и ярко светился в темноте, поэтому первоначально он назывался Священным Белым камнем.

Но по прошествии времени, «от прикосновения рук многочисленных грешников», он потемнел, и люди стали называть его просто Черным камнем.

Поэтому вполне объяснимо, почему стены помещения, в котором хранится Черный камень, изначально драпировались черным материалом, ведь это позволяло паломникам лучше видеть его постепенно угасающее свечение. У нас есть возможность дополнить эту красивую легенду древнего Востока новой информацией.

После Критской катастрофы, интерес к светящимся метеоритным камням, был повсеместным.

Анализ библейских легенд позволяет утверждать, что в Ковчеге Завета, почитаемом израильтянами за святыню, и который они носили с собой во все время «сорокалетних странствий по пустыне», хранились остатки метеоритного материала, собранные ими, возможно на месте электроразрядного взрыва на горе Синай.

В библейских текстах, по аналогии с Черным камнем, эти осколки названы каменными скрижалями (от scoria – досл. «железный осколок), хотя Черный камень является остатком железного метеорита.

В том, что это был железный метеорит не приходится сомневаться, потому что в библейских текстах этот «небесный камень» неоднократно обозначается мифологическими терминами «жезл», «железный посох». При этом у людей, носивших и охранявших скрижали, находящиеся в Ковчеге Завета, на теле появлялись «наросты и язвы», что вероятно происходило из-за радиоактивного излучения метеоритного материала, приводящего к возникновению симптомов острой лучевой болезни у постоянно носивших его людей.

Есть и другая информация подтверждающая это предположение.

Как известно, израильский царь Соломон, при строительстве знаменитого Иерусалимского храма приказал построить давир Святая Святых, куда был поставлен для всеобщего обозрения Ковчег Завета.

Согласно преданию, это помещение, как и храм Кааба в Мекке, имело кубическую форму и было обтянуто черным материалом, при этом оно никогда не имело естественного и искусственного освещения и было абсолютно темным.

А это возможно только в том случае, если верующие еще могли увидеть угасающее свечение метеоритного материала находящегося в Ковчеге. Между тем, в расположенном по соседству помещении Святилища Иерусалимского храма, денно и нощно горели свечи и светильники, и оно имело яркое круглосуточное освещение.

Дальше я должен сообщить почти фантастическую информацию, потому что Иерусалимский храм был построен Соломоном спустя половину тысячелетия, после Критской катастрофы 1528 года, а угасающее свечение метеоритного материала, в этом случае надо полагать, все еще продолжалось.

Впрочем, подобное устройство давира Святая Святых можно объяснить уже сформировавшейся традицией для ранее наблюдавшегося, но угасшего свечения.

Ковчег Завета бесследно исчез после разрушения Иерусалимского храма и дальнейшая его судьба неизвестна. Также неизвестна и судьба хранившихся в египетских городах Гелиополь и Ермонт осколков некогда единого камня Бену (Бенбен).

У меня нет оснований для утверждения, что во всех трех случаях, мы имеем дело с одним и тем же метеоритным «камнем», хранящимся в настоящее время в храме Кааба в Мекке. Но несомненно, что во всех трех случаях мы имеем свидетельство о метеоритном материале Критской катастрофы.

В связи с вышеизложенным не представляет никакого труда понять информацию Откровения Иоанна Богослова о предстоящей космической катастрофе Земли: «Имеющий ухо слышать, да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне новое имя, которого никто не знает, кроме того кто получает. И Ангелу Фиатирской церкви напиши: так говорит Сын Божий, у Которого очи – как пламень огненный, и ноги подобны халколивану.» /Откр. 2:17-18/

У новой космической катастрофы, конечно же будет другое имя, и иное название получит «комета-возмездие», и после катастрофы люди снова будут находить «белые камни», и возможно придумают новых богов, потому что люди не могут жить без веры, и как справедливо заметил один из наших современников, «если бы Бога не существовало, люди обязательно его бы выдумали.»

О том, что предстоящая космическая катастрофа неизбежна, свидетельствует и очередное пророчество Исайи: «Итак, не кощунствуйте, чтобы узы ваши не стали крепче; ибо я слышал от Господа, Бога Саваофа, что истребление определено для всей земли. … И это происходит от Господа Саваофа: дивны судьбы Его, велика премудрость Его.» /Ис. 28: 22,29/

С Критской катастрофой связана еще одна темная страница истории Египта, связанная с так называемым «египетским пленом» и исходом евреев из Египта. Об этом полутысячелетнем периоде истории Египта и будет наш следующий рассказ.

 

Предыдущая статья: Холм Мертвых   Следующая статья: Забытая история Египта