Архив князя Куракина. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

Архив князя Куракина.

Большая часть архива князя Куракина, в настоящее время хранится в Москве, в Отделе письменных источников Государственного Исторического музея. Этот архив насчитывает около 3500 единиц (томов) хранения. Они были сшиты из документов и писем, в XVIII - XIX веках самим князем Куракиным, который очень бережно относился к своим бумагам и переписке, и до сих пор не подверглись архивной обработке.

После смерти князя, последовавшей 24 июня 1818 года в Веймаре, князь Дмитрий Иванович Лобанов- Ростовский, бывший министром юстиции, по поручению императрицы Марии Федоровны обратился к наследовавшему имущество князю Алексею Борисовичу, с просьбой передать переписку Александра Борисовича Куракина с императором Павлом, его жене, Марии Федоровне. По этой просьбе, переписка князя с царской фамилией была перевезена из Веймара в Россию сыном князя Александра Борисовича, бароном Александром Николаевичем Сердобиным. После чего князь Борис Алексеевич Куракин, племянник и наследник Александра Борисовича Куракина, вернул всю переписку императрице Марии Федоровне. Одновременно были переданы почти все письма фрейлины Нелидовой, Александра I и великого князя Николая Павловича. При этом значительная часть других документов осталась у барона А. Н. Сердобина.

Федор Алексеевич Куракин, задумавший издать архив князя Куракина, постарался объединить и перевезти все бумаги куракинского архива в селе Надеждино.

Вследствие этого решения, в 1857 году в Надеждино был перевезен и архив Куракиных из села Степановского Тверской губернии. Кроме архива, в Надеждино хранились и до десяти тысяч томов книг из личной библиотеки князя.

Еще при жизни, Александр Борисович собственноручно специальным образом перевязывал и затем опечатывал свои документы, чтобы их можно было переплести, но нельзя было прочитать. Таким же образом он привел в порядок и переплел все документы своего прадеда князя Бориса Ивановича Куракина. Вот что об этом написано в журнале «Русский архив»: «Князь Куракин имел привычку не только сберегать получаемые письма, но и переплетать их по годам и лицам. Заметим при этом любопытную сноровку его: чтобы не подвергнуть письма нескромности переплетчика, он предварительно перекрещивал их нитками, концы которых припечатывались его гербовой печатью, так что переплести было можно, а прочитать нельзя, не сломав печати. Многие десятки томов в красном тиснёном сафьяне служат ныне памятником обширных и продолжительных письменных сношений князя Куракина…».

Где хранится дело монаха Авеля?

Князь Куракин сберегал абсолютно всю информацию, которая попадала к нему в руки. Он хранил даже те письма, корреспонденты которых просили его уничтожить их после прочтения. И это очень важное для нас свидетельство, ибо в таком случае следует ожидать, что в архиве князя Куракина, хранящемся в Москве, до сих пор могут находиться «зело престранные книги» монаха Авеля, дело которого по приказу Павла Первого, расследовал Александр Борисович Куракин.

И здесь нам необходимо сделать очередное пояснение. Следствие по делу монаха Авеля было секретным, По этой причине император Павел и поручил возглавить дело монаха Авеля не полицейскому чиновнику, а своему детскому другу и доверенному лицу, князю Александру Борисовичу Куракину. На все документы этого дела был наложен бессрочный гриф секретности. То есть официальных копий у этого дела не было. А единственный человек, кто мог снять копии с этого дела для своего архива, был сам князь А.Б. Куракин. И, учитывая его непреодолимую тягу хранить все проходившие через его руки документы, вряд ли он мог удержаться от соблазна сохранить копию с этого уникального дела.

Между тем, пророчества монаха Авеля, правда, с огромными цензурными купюрами, были опубликованы в журнале «Русская старина», к которому были сопричастны и Михаил Иванович Семевский, и Владимир Николаевич Смольянинов. А ведь именно им князь Федор Алексеевич Куракин поручил разбор и публикацию документов из архива Александра Борисовича Куракина.

Несложно понять, что только Смольянинов и (или) Семевский могли сделать копию с хранящегося в куракинском архиве дела монаха Авеля, документы из которого были позже опубликованы в журнале «Русская старина». При этом, сами материалы расследования дела монаха Авеля, по-видимому, до сих пор хранятся в до конца не разобранном архиве князя Александра Борисовича Куракина.

Я почти уверен в этом, ведь и Смольянинов и Семевский были честными и порядочными людьми, а кроме того, у них существовал договор с князем Федором Алексеевичем Куракиным, что все документы, из куракинского архива, которыми будут пользоваться Смольянинов и Семевский на дому, они обязаны будут вернуть в архив.

Но тогда возникает естественный вопрос, почему же эти, без всякого сомнения, честные и порядочные люди, без разрешения князя Федора Куракина, сняли копию с дела монаха Авеля?

Объяснение этому, на мой взгляд, совсем простое. И Смольянинов, и Семевский, относились к письменному наследию Куракина прежде всего как редакторы, а уже потом, как нормальные порядочные люди. Ну а какой уважающий себя редактор упустит возможность снять копию с уникального материала, который в будущем может составить славу его журналу?

Издание архива князем Федором Алексеевичем Куракиным.

Только через двадцать лет после смерти Александра Борисовича Куракина, интерес к архиву проявил потомок князя Федор Алексеевич Куракин, задумавший издать архив рода Куракиных.

30 августа 1889 года князь Ф. А. Куракин пишет Михаилу Ивановичу Семевскому, основателю и редактору журнала «Русская старина» письмо-предложение: «Намереваясь издать в свет архив моего рода, прошу Вас принять на себя главную редакцию означенного издания на нижеследующих условиях:

1. В первый том издания вы возьмете на себя труд поместить наиболее интересные материалы из моего архива, равно как и письма императора Петра I к предку моему князю Борис Ивановичу Куракину.

2. На издание первого тома я обязуюсь выдать авансом не более двух тысяч рублей, включая в эту сумму и расход на переписку, находящуюся под заведыванием Владимира Николаевича. Смольянинова.

3. Весь доход от распродажи первого тома предоставляю в Ваше распоряжение для обработки и печатания второго тома и так далее, не пользуясь лично доходами с издания.

В издании архива принял участие и сенатор, гофмейстер (управляющий двором), член Саратовской ученой архивной комиссии Владимир Николаевич Смольянинов. В результате его встречи с князем была достигнута договоренность об издании всего куракинского архива.

Под редакцией Михаила Ивановича Семевского успели издать только два тома, и готовился третий, когда Семевский скоропостижно скончался. После его смерти готовить архив к печати стал В.Н. Смольянинов, с которым 11 апреля 1892 года князь заключил договор на издание архива. Поэтому третий том вышел в Санкт - Петербурге в 1892 году, под редакцией сразу двух редакторов. А с четвертого по десятый том, архив издавался уже только под редакцией В.И. Смольянинова.

Для написания примечаний князь пригласил Петра Ивановича Бартенева, который получал за каждый том по триста рублей.

Но уже после издания девятого тома князь Ф. А. Куракин стал тяготиться не имевшей конца рутинной работой, и потому десятый том оказался последним.

Изданный архив включал в себя в общей сложности 2094 документа относящихся в основном к екатерининской эпохе, с 1661 по 1779 годы. То есть, самые интересные документы, относящиеся к правлению Павла, так и не были опубликованы.

Всего на издание десяти томов архива на протяжении семнадцати лет , с 1888 по 1904 годы, Ф. А. Куракин израсходовал 49 766 рублей.

К 1908 году усадьба находилась в запустении. Исследователь дворянских усадеб Мамуровский, посетивший в это время дворец князя Куракина, пишет: «Когда мы посетили дворец в 1908 году, он представлял собою картину полного запустения. Анфилада парадных зал, бесконечное количество обыкновенных комнат - все это, пустое и заброшенное, производило гнетущее впечатление. Оставались на местах только забытые своими владельцами, библиотека и домовая церковь. Большая библиотека, расположенная (в шкафах) по стенам в трех этажах по винтообразной лестнице, громадный глобус внизу и старинные фолианты в кожаных с позолотой переплетах производили сильное впечатление»

Бесценный архив князя Куракина, хранящийся с 1988 года в Измайлово, в большей своей части до сих пор не имеющий картотеки, и даже непрочитанный, се еще ждет своего исследователя и издателя. В. Смольянинов, хорошо знакомый с куракинским архивом, 19 февраля 1891 года писал Ф. Куракину: «…для России Ваш архив - сокровище, более ценное, чем весь Сердобский уезд, взятый вместе». Это действительно величайшее сокровище, ибо в нем хранятся до сих пор неопубликованные уникальные документы эпохи императора Павла, эпохи, которой князь Куракин был и свидетелем и участником. И без документов куракинского архива, нам не удастся в должной степени оценить эпохи Павла и роли этого монарха в истории государства Российского.

Наш рассказ о князе Куракине будет неполным, если не дополнить его некоторым количеством мистической информации, связанной с расследованием князем Куракиным дела монаха Авеля, которое в настоящее время известно только благодаря уже упоминавшейся публикации в журнале «Русская старина». Для читателя, незнакомого с моими уже опубликованными книгами, я напомню часть этой информации.

 

 

Предыдущая статья: Последние годы и смерть князя Куракина.   Следующая статья: Мистические тайны Российской истории. Монах Авель и князь Куракин.

Князь Куракин