Последние годы и смерть князя Куракина. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

Последние годы и смерть князя Куракина.

В последние годы князь Куракин жестоко страдал от подагры, которая «вошла в правую руку и заняла обе ноги». Из-за болезни он вынужден был отойти от всех дел, и чаще всего проводил время в Павловске, в обществе императрицы Марии Федоровны, матери Александра Первого. Но при этом, он нередко давал балы и в своем доме на углу Большой Морской и Невского проспекта. Вот что об этом пишет М.И. Пылин: «Под конец своей жизни князь Куракин, состоял членом Государственного Совета, жил в Петербурге, где он часто давал пышные обеды и блистательные балы в обширном своем доме на Большой Морской. Палаццо Куракина по вечерам горело огнями, огромный оркестр гремел полонезы, толпа ливрейных слуг и официантов кишела в комнатах, скороходы, расставленные на крыльце, встречали и провожали гостей.

На балах у Куракина разыгрывались безденежно в пользу прекрасного пола лотереи из дорогих вещей. В кругу лучшего петербургского общества и всего дипломатического корпуса гостеприимный хозяин не раз имел счастье принимать у себя царскую фамилию.»

Надо сказать, что князь Куракин был очень хорошим танцором, и , живя в Париже, брал уроки танцев у знаменитого профессионального итальянского хореографа и танцора Гаэтано Вестриса, а потому, на балах при дворе, считался постоянным кавалером императрицы Марии Федоровны.

Умер князь 24 июня 1818 года, на 67 году жизни, в Веймаре, куда отправился лечиться на воды. Похоронен в Павловске, в церкви Марии Магдалины. А.Я. Булгаков свидетельствует: «Похороны Куракина были великолепны; весь двор был и великий князь; службу отправлял преосвященный». Императрица Мария Федоровна, у которой князь так любил бывать после смерти императора Павла, у входа в храм Марии Магдалины, поставила Куракину памятник с надписью: «Другу супруга моего».

К концу своей жизни князь Куракин был кавалером всех высших орденов Российской империи: Св. Анны 1-й степ. (1781), Св. Александра Невского (1796), Св. Апостола Андрея Первозванного (1796), Св. Владимира 1-й степ. (1802). Кроме того, он состоял членом Вольного экономического общества (с 1776), членом Российской Академии (с 1798), и почетным членом Стокгольмской Академии (с 1777).

Вот что пишет в память о нем М.И. Пыляев: « Князь Куракин во всю свою жизнь не оскорбил никого: отличительная его черта была - за всякую безделицу быть благодарным.

С благоговением он хранил у себя стол, за которым провел лучшее время своей жизни, обучаясь вместе с Павлом Петровичем.»…

По завещанию князя Куракина, после его смерти в 1818 г., основная часть его состояния и имение Надеждино перешло к его брату - князю Алексею Борисовичу Куракину (1759-1829), имение Александрово отошло к Алексею Николаевичу Сердобину (?-1834), а имение Голубово досталось Борису Александровичу Вревскому (1805-1888).

Любопытно привести и свидетельство Пыляева о брате Александра Борисовича Куракина: «…брат его, Алексей Борисович, бывший тогда министром внутренних дел, подле церкви, где был похоронен князь, выстроил дом для инвалидов.

Этот Куракин жил тоже пышно, но отличался необыкновенною гордостью. В его имении Орловской губернии Малоархангельского уезда был целый штат придворных - полная пародия на двор. Были даже чины полиции: на кладбище сельской церкви села Куракина посейчас ещё целы могилы куракинских крепостных полицеймейстеров и камергеров.

При дворе князя соблюдался самый строгий этикет и нередко даже родная его дочь дожидалась выхода князя по пяти и более дней. Дочь его была замужем за графом Зотовым; она выведена в романе «Война и мир». Роскошный деревенский дом князя Куракина был в пятьдесят комнат, с залами в два света, галереей в помпейском стиле и со всеми затеями былого барства.

В конце шестидесятых годов эта диковинка конца XVIII века была в неделю сломана каким-то молодым управляющим. Одного железа было продано из него более, чем десяток тысяч пудов, и место, где он стоял, было распахано под коноплянник. Золотые кареты и разные портшезы были тоже уничтожены управляющим, как ненужные вещи, занимающие только место в сараях. Этому погрому очевидцем был пишущий эти строки.»… В то удивительное время, пишет М.И. Пыляев:«редкий из зажиточных помещиков не отличался особыми причудами. На такие причуды ушли колоссальные состояния».

Русский поэт Петр Андреевич Вяземский, друг и постоянный корреспондент А.С. Пушкина, живший в 1827-1829 году в имении родителей своей жены (Веры Фёдоровны Вяземской, (урождённая княжна Гагари-на) в селе Мещерское Сердоского уезда, после смерти А.Б. Куракина, писал, что «Сердобский уезд полон ещё молвою и преданиями о житье-бытье Куракина Александра Борисовича в селе его Надежине во время опалы».

Портреты князя Куракина.

Заказные портреты князя Куракина были чаще всего выполнены в стиле парадного портрета. Говорят, что для князя их было изготовлено более сотни. Он любил дарить свои портреты близким и знакомым с дарственной надписью, как знак своего расположения. В. Боровиковский вспоминает, что писал портреты князя Куракина в «стиле натюрморта». Этот принцип он советовал и другим: «Нам приходится портретировать не только тех, кого мы уважаем, кто пришелся нам по сердцу. Вот вам мой совет: обращайтесь к принципу натюрморта. Предметы многое могут поведать о тех, кому они принадлежат...». Портреты князя, украшенного многочисленными драгоценностями, масонской символикой, орденами и государственной символикой, действительно напоминают натюрморт. А. Голомбиевский, также обратил внимание на непреодолимое желание князя Куракина заказывать художникам свои парадные портреты: «В общем благодушный, князь А.Б. Куракин отличался не столько честолюбием, сколько пустым тщеславием, и любил все делать напоказ, поэтому многое делало его смешным, и неудивительно, что одни из современников называли его «великолепным», другие сравнивали его с павлином. Одним из проявлений такого тщеславия была страсть князя, возникшая еще в молодых годах, рисовать с себя портреты, и дарить их родным и знакомым. Все знаменитые художники того времени писали портреты Александра Борисовича. С этих портретов рядовые художники, а нередко и крепостные мальчики-ученики, снимали копии, рисовали миниатюры, гравировали…, и все это потом «жаловалось», как знак расположения. Нет, кажется, такого собрания, где бы ни было портрета А.Б. Куракина, того или другого достоинства, впрочем, большею частью невысокого. Его писали: Рослин, П Баттони, Бромптон, Вуаль, Виже-Лебрен, Лампи, Боровиковский… Кроме того, существуют миниатюры, табакерки и медали с его изображениеми». Удивительно, но именно благодаря тщеславию и непреодолимому влечению князя к позированию, до нас и дошли копии его портретов, сохранившие колорит того времени.

Каменный храм во имя святого благоверного князя Александра Невского, с приделом во имя Живоначальной Троицы.

В селе Борисоглебское князем Александром Борисовичем Куракиным был построен каменный храм во имя святого благоверного князя Александра Невского, с приделом во имя Живоначальной Троицы. По одной из версий, проектировал и строил храм архитектор Н.Телегин, окончивший Российскую Академию художеств.

К сожалению, до наших дней сохранились только руины некогда величественного приходского храма святого благоверного князя Александра Невского, расположенные в самом центре села Куракино.

Храм до сих пор сохраняет великолепную акустику. Обычная речь, которая на улице звучит буднично, внутри разрушенного храма, усиленная каким-то неизвестным резонатором, начинает звучать громко и торжественно. Звук внутри храма, как будто осязается кожей, он становится густым и насыщенным силой. Я не знаю, как архитектору и зодчим храма удалось достичь такого акустического эффекта, но насладиться им при желании может любой посетитель. К сожалению, храм находится в аварийном состоянии, и нуждается в срочной реконструкции. Кирпичное основание одной из его колонн у входа в храм, уже полностью разрушено, и колонна может обрушиться в любое время.

Согласно энциклопедической справке, храм был построен в 1792 году, в классическом стиле, на средства князя Александра Борисовича Куракина. Основу композиции составляет трехсветная ротонда, покрытая куполом, с колоннами, расположенными с севера и юга. С востока к храму примыкает двух-светная, прямоугольная апсида, оформленная пилястровым портиком с треугольным фронтоном, а с запада - двухсветная трапезная. Храм имеет четырехъярусную столпообразную колокольню, которая ранее венчалась шпилем. В 1807 году храм оштукатурили и закончили отделочные работы. А в 1818 году была сооружена колокольня, трапезная и перестроена апсида. Храм был освящен в честь небесного покровителя князя Куракина, Святого благоверного князя Александра Невского.

К Александро-Невскому храму был приписан кладбищенский каменный храм во имя Николая Чудотворца, также построенный князем Куракиным в 1817 году. Согласно сохранившейся исторической легенды, в 1826 году, в храме останавливался траурный кортеж, с гробом императора Александра I, который везли из Таганрога в Петербург. Гроб простоял в храме всю ночь, и всю ночь служили траурную панихиду.

Следует сказать и о том, что село Куракино (Борисоглебское), находится далеко в стороне от существовавшего почтового тракта, и посещение траурным кортежем сельского храма можно объяснить только уважением, которое при жизни князя, испытывала царская семья и сам император Александр к Куракину.

Храм во имя святителя и чудотворца Николая, расположенный на территории кладбища в селе Куракино Сердобского района Пензенской области.

Первая кладбищенская деревянная церковь в Борисоглебском была построена в 1791 году, но к 1811 году, церковь сильно обветшала, и князь принял решение построить на ее месте новую каменную, остов которой был возведен уже к 1812 году.

Несколько лет церковь стояла недостроенной, но летом 1816 года, умер незаконнорожденный сын князя, барон А.Н. Сердобин (1781-1816), которого и похоронили в этой, ещё неосвящённой каменной кладбищенской церкви. В связи с этим скорбным обстоятельством, князь приказал управляющему срочно доделать церковь, освятить ее, и заказать в нее новый иконостас, взамен прежнего, сильно обветшавшего. Церковь была освящена в день ангела князя Александра Борисовича 30 августа 1816 года, при большом стечении народа, соседей-помещиков и сердобских чиновников, с семьями, но самого князя в имении не было. После торжественного богослужения, управляющий имения организовал для всех присутствовавших при освящении, праздничный стол с угощениями.

Внешне это была обычная сельская кладбищенская церковь, построенная в традициях начала девятнадцатого века, без каких-либо архитектурных излишеств. Но прелесть этой, как и любой другой русской православной церкви, состоит в том, что любые, даже самые небольшие сельские храмы, всегда строились по оригинальному индивидуальному проекту, и никогда ни повторяли друг друга. В России никогда не строили православные храмы по типовым проектам, хотя и существуют единые каноны для их постройки. И именно поэтому, русскую душу, как и нашу Святую Русь с ее оригинальными храмами, ни повторить, ни скопировать нельзя. За годы эксплуатации Никольская церковь несколько раз ремонтировалась, и была закрыта во времена советского богоборчества, в конце двадцатых годов XX века. Заброшенная церковь быстро пришла в упадок и саморазрушилась. К моменту восстановления в 2011 году, у нее был обвалившийся купол и поврежденные стены. В июле 2011 года, на средства жителей Куракина и при их непосредственной помощи, были начаты работы по восстановлению церкви, а в декабре 2012 года, отцом Марианном (Яворским) в церкви уже был отслужен первый молебен. 25 мая 2014 годасостоялось торжественное освящение храма архиерейским чином. Торжественную службу провел Преосвященный Митрофан, епископ Сердобский и Спасский, в сослужении секретаря Сердобской епархии игумена Андрея (Афанасьева) и настоятеля храма отца Марианна (Яворского).

 

 

Предыдущая статья: Карьера Куракина после смерти Павла. Посол Куракин.   Следующая статья: Архив князя Куракина.

Князь Куракин