Карьера Куракина после смерти Павла. Посол Куракин. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

Карьера Куракина после смерти Павла. Посол Куракин.

После смерти императора Павла, Куракин управлял Коллегией иностранных дел до 5 сентября 1802 г., после чего новый государь Александр Павлович назначил его канцлером российских орденов.

А после образовании Государственного совета, Куракин был назначен его постоянным членом, то есть он все время находился среди первых сановников государства, и в то же время, продолжал исполнять личные дипломатические поручения Александра Первого.

Ф.Ф. Вигель, близко знавший князя, нелестно оценивал дипломатические способности князя Куракина: «Бесчисленные фразы, затверженные им во Франции, и отчасти переведенные им даже по-русски, составляли всю политическую его мудрость; но зато, какой искусной представительностью, каким благородством, каким постоянством и нежностью в дружбе заменял он все недостатки свои!».

Мне трудно согласиться с объективностью некоторых характеристик, которые давали Куракину его близкие. ведь князь Куракин не только высоко ценился императором Александром Первым, но и справедливо считался одним из лучших дипломатов России.

Вот несколько тому примеров.

1. Летом 1806 года, князь Куракин, как особо доверенное лицо императора Александра Первого, был отправлен в Вену с поручением расстроить брак императора Франца Второго с сестрой Александра Первого. Согласитесь, что подобные деликатные поручения не доверяют глупым или неумелым людям.

2. Тяжелый, но отнюдь не позорный Тильзитский мирный договор был заключен 12 июня 1807 года, после полного разгрома Наполеоном при Фридланде, русской армии Беннингсена, между Александром Первым и Наполеоном Бонапартом, при непосредственном участии князя Куракина. При этом Наполеон и Талейран, буквально очарованные Куракиным, просили Александра Первого, чтобы послом в Париж обязательно был назначен блестящий князь Куракин, и Александр Первый удовлетворил эту просьбу. И Наполеон всегда уважительно относился к князю Куракину.

3. Куракин совершенно правильно оценивал сложившиеся отношения между Францией и Россией. И в докладной записке на имя Александра Первого, поданной сразу после поражения под Аустерлицем 20 ноября (2 декабря) 1805 года, он раньше всех осознал неизбежность войны с Францией и писал Павлу о необходимости подготовить значительные военные силы для защиты России.

4. Князь Куракин возглавлял русское посольство в Париже в самый сложный период русско-французских отношений, с октября 1808 года по ноябрь 1812 года, и был необычайно популярен во французском высшем обществе. Он поразил французов своим бесстрашием и хладнокровием, а также фантастической даже по французским меркам расточительностью. Во время жизни в Париже «бриллиантовый князь» Куракин, поражал всех великолепием и неслыханным богатством своих костюмов. Он ездил по Парижу, не иначе как в громадной золоченой карете, которую везли множество лошадей, запряженных цугом, сопровождаемый бегущими впереди и по бокам кареты скороходами. В Париже он содержал большой двор с бесчисленной дворней и лакеями. (И даже вернувшись в Петербург, при вступлении России в войну с Наполеоном, когда сам царь Александр Павлович, показывал всем пример бережливости и скромности, князь Куракин так и не смог побороть своей тяги к показной роскоши. Вот что по этому поводу пишет М.И. Пыляев: «В Александровское время, когда сам император ездил в одну лошадь, когда исчезли богатые экипажи и обложенные галунами ливреи, в Петербурге только один Куракин сохранял прежний екатерининский обычай и ездил в вызолоченной карете о восьми стеклах, цугом с одним форейтором, двумя лакеями и скороходом на запятках, двумя верховыми впереди и двумя скороходами, бежавшими за каретой.»)

5. Князь Куракин считался и законодателем капризной французской моды. Это именно он ввёл в моду в Париже способ сервировки блюд, позже названный «servicealarusse» (русская сервировка), который заключался в постепенной подаче блюд в порядке их расположения в меню. Этот новый способ сервировки стола, постепенно завоевал всю Европу, заменив неудобную европейскую сервировку по методу «всего сразу», использовавшемуся ранее во французской системе сервировки стола, («servicealafrancaise»).

6. В качестве характерного примера, как штрих к портрету князя, приведем и свидетельства очевидцев о достойном поведении князя Куракина на пожаре. Рыцарское поведение князя Куракина на этом пожаре, заставило говорить о нем все аристократические салоны Европы.

Первого июля 1810 года на одном из балов, посвященных бракосочетанию Наполеона с дочерью австрийского императора эрцгерцогиней Марией-Луизой, проходившем во дворце австрийского посла Шварценберга, произошел сильный пожар. Пожар сопровождался страшной паникой, во время которой погибло около 20 человек, в том числе и жена самого австрийского посла.

Несмотря на возникшую панику, в обезумевшей толпе, князь Куракин оказался единственным, кто сохранил присущую ему постоянную невозмутимость и хладнокровие.

Очевидцы происшествия сообщают, что от сильного жара, на нем расплавилось золотое шитье на мундире, а сам он получил сильные ожоги, но продолжал вежливо пропускать вперед себя к выходу, потерявших самообладание светских дам.

Вот как данное происшествие описывает М.И. Пыляев: «… в 1810 г. его постигло большое несчастье: он едва не погиб во время пожара на празднике, данном австрийским послом, князем Шварценбергом, по случаю бракосочетания Наполеона с эрцгерцогинею Марией-Луизою. Он очень обгорел, у него совсем не осталось волос, голова повреждена была во многих местах и особенно пострадали уши; ресницы сгорели, ноги и руки были раздуты и покрыты ранами; на одной руке ожог оказался настолько силен, что кожа слезла, как перчатка. Спасением своим он отчасти был обязан своему мундиру, кото-рый весь был залит золотом; последнее до того нагрелось, что вытащившие князя из огня долго не могли поднять его, обжигаясь от одного прикосновения к его одежде. Независимо от здоровья, Куракин во время суматохи лишился ещё бриллиантов на сумму более 70000 франков, до которых он был очень большой охотник.

Существует редкая гравюра, изображающая князя Куракина в больном виде после этого пожара. Князь Куракин был вытащен в обмороке из толпы доктором Кфеф при содействии французских офицеров. Платье на нем тлело, и его тушили водою из лужи, между тем как другие отрезывали бриллиантовые пуговицы его одежды. На этом балу погибло до двадцати жертв, в числе которых и жена князя Шварценберга. Потеря драгоценностей исчислялась в несколько миллионов.

Выздоровление Куракина долгое время считалось сомнительным, хотя лучшие парижские врачи окружали его, в том числе доктор Наполеона. Получив немного облегчения, он велел перенести себя в бархатных креслах, халате и в соломенной шляпе в загородный свой дом, находившийся в окрестностях Парижа. Служители его шли впереди по два человека в ряд, свита следовала за ним; многочисленная толпа народа толпилась вокруг него. Прибыв в Нельи, князь Куракин произнес приветственную речь жителям, вышедшим к нему навстречу».

Секретарь русского посольства в Париже, Павел Алексеевич Криденер (Павел-Людвиг Крюденер (1784-1858)) также пишет,что причиной необычайно сильных ожогов князя Куракина была его собственная врожденная «вежливость» и рыцарское отношение к дамам: «… Он оставался почти последним в огромной объятой пламенем зале, выпроваживая особ прекрасного пола и отнюдь не позволяя себе ни на один шаг их опереживать». В возникшей панике и давке «Куракина сбили с ног, повалили на пол, через него и по нем ходили».

Однако наиболее полную информацию об этом пожаре, сообщает очевидец тех событий А.А. Голомбиевский в своей книге «Покинутая усадьба. Село Надеждино, бывшее имение князей Куракиных».

После этого случая здоровье князя сильно пошатнулось, и он до самой смерти не смог окончательно оправиться от тяжелых последствий этого несчастного случая. И хотя во время этого пожара он лишился бриллиантов на сумму свыше семидесяти тысяч франков, но никогда не упоминал об этом ущербе. История о благородном поведении князя Куракина на пожаре во время бала посвященного бракосочетанию императора Наполеона с эрцгерцогиней Марией-Луизою, имела удивительное продолжение во время пожара Москвы.

В 1812 году, во время пожара в занятой французами Москве, на Старой Басманной улице сгорели все дома, кроме дома князя Александра Борисовича Куракина, который отстояли от огня солдаты французской армии, в память о героическом поступке князя Куракина на пожаре во время бала, посвященного бракосочетанию их императора. Удивительно, но в начале девятнадцатого века, в благородстве поступков, еще могли позволить себе соревноваться даже смертельные враги во время войны.

7. Начиная с 1810 года князь Куракин регулярно пишет многочисленные письма Александру Первому о приближении неизбежной войны с Наполеоном: «Лучшая система этой войны, по моему мнению, это избегать генерального сражения и сколько возможно следовать примеру малой войны, применяемой против французов в Испании: и стараться затруднениями в подвозе припасов расстроить те огромные массы, с какими идут они на нас». Хочу обратить внимание читателя на то, что князь Куракин, пишет о своем понимании наилучшей тактики войны с Наполеоном в 1810 году.

А в 1812 году, именно этой тактики, будут следовать и блестящий полководец Барклай де Толли, и гениальный мудронеспешный Михайло Илларионович Кутузов. И именно эта тактика, позволила русской армии с наименьшими потерями одержать победу над несметными полчищами Наполеона.

Куракин видел, что Наполеон ждет благоприятного момента для вторжения в Россию. В преддверии войны он советует Александру I заблаговременно заручиться союзом с Пруссией и Австрией, или, хотя бы их нейтралитетом, примириться с турками и заключить союз со Швецией и Англией: «Союз с Англией, величайшая выгода для нас; не только не отвергать его при настоящих обстоятельствах, а искать его, потому что, если, несмотря на всю добросовестность, с какой Ваше Величество исполняли свои обязательства относительно Франции, она непременно желает напасть на Вас, Ваше Величество в праве, по всем законам человеческим и божеским, не обращать больше внимания на свои прежние обязательства и имеете право, по справедливости, пользоваться всеми средствами, которые могут помочь Вам и отразить нападение».

8. Князь Куракин до последнего надеялся предотвратить войну России с наполеоновской Францией. В декабре 1811 года он пишет канцлеру Н.П. Румянцеву: «Не время уже нам манить себя пустой надеждой, но наступает уже для нас, то время, чтобы с мужеством и непоколебимой твердостью достояние и целость настоящих границ России защитить». А в феврале 1812 года он предлагает Н.П. Румянцеву начать переговоры с французским правительством, чтобы мирным путем уладить взаимные претензии, и предлагает себя для их проведения.

9. И только осознав невозможность урегулировать русско-французские отношения на его встрече с Наполеоном в Сен-Клу 15 апреля 1812 года, на которой, с каждой стороны, было высказано много взаимных упреков и претензий, князь Куракин вынужден был принять решение покинуть Францию. В конце апреля он сложил с себя полномочия посла, и остался ждать паспортов, которые ему обещали выдать после того, как французский посол, генерал Лористон, будет отпущен из России.

В конце апреля 1812 года, уже зная, что война решена окончательно, князь Куракин писал Александру I: «Я питаю твердую надежду, что Ваше Величество, вооружившись мужеством и энергией, и опираясь на любовь своих подданных и на неизмеримые ресурсы Вашей обширной империи, никогда не отчаетесь в успехе и не положите оружия иначе, как выйдя с честью из борьбы, которая решит славу Вашего царствования и неприкосновенность, и независимость Вашего царства. Невозможно, чтобы ввиду явной опасности, русские показали бы менее твердости и преданности, чем испанцы». А в июле князь Куракин выехал в Россию.

Так кто же после вышеизложенного, кроме его завистников и врагов, станет утверждать, что князь Куракин был глупым человеком?

 

 

Предыдущая статья: Карьера князя Куракина после смерти императрицы Екатерины Второй.   Следующая статья: Последние годы и смерть князя Куракина.

Князь Куракин