О дурном влиянии поступков князя Куракина на императора Павла. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

О дурном влиянии поступков князя Куракина на императора Павла.

Екатерина Великая недаром считала, что молодой князь Куракин оказывал дурное влияние на цесаревича Павла, который зная о любовных подвигах Куракина с крестьянскими девушками, тоже стремился к любовным приключениям с хорошенькими простолюдинками. Например, в свое время получила огласку история о пожаловании дворянства Екатериной Второй для Мусиной - Юрьевой, которая являлась незаконнорожденной дочерью великого князя Павла. Эти юношеские забавы сближали молодых повес, за что молодой Куракин, подвергался наказаниям со стороны Н.И. Панина.

Впрочем, справедливости ради следует сказать, что и сама Екатерина Великая также не чуралась плотских утех, и только по официальным источникам, имела более двадцати фаворитов, меняя двадцатилетних избранников каждые два-три года. Любопытно, что перед женитьбой Павла, доверенные лица Екатерины Великой уговорили молодую вдову Софью Чарторижскую забеременеть от цесаревича Павла. Вот что об этом сообщает камергер Екатерины Федор Николаевич Голицын: «О событиях жизни царевича между 1766-м и 1772-м годами известно немного. Мы знаем, что Никита Иванович Панин продолжал руководствовать его воспитанием, что учителя продолжали заниматься с ним науками, языками и танцами, что на торжественных выходах и обедах он присутствовал рядом с матерью, что ему определили 22-хлетнюю вдову Чарторижскую и что она родила сына Семена Великого. Однажды, в конце лета 1771 года, Павел заболел – и так, что опасались за жизнь. Болезнь приключилась ввиду приближающегося через год совершеннолетия, и опять по Петербургу ходили слухи, изобличающие преступность Екатерины, говорили, например, что в случае его смерти собирались объявить наследником 9-летнего Бобринского, сына Екатерины и Григория Орлова».

Даже после того, как Павел стал императором, он не избегал любовных утех. Ему было мало общества юной княжны Лопухиной, и тогда, как пишет Н.Я. Эйдельман: «Решили промыслить ему любовниц …. Вскоре они забрюхатели. И вот князь Куракин препроводил к Обольянинову бумагу, в которой говорилось: «Нижеподписавшийся вице-канцлер кн. Александр Куракин, быв призван 21 февраля 1801 года Его Императорским Величеством, имел честь стоять пред лицом Его в Михайловском замке и в почивальне Его и удостоился получить изустное объявление, что в скором времени ожидает рождения двух детей своих, которые, если родятся мужеского пола, получат имена старший Никита, а младший Филарет и фамилии Мусиных-Юрьевых (одной из будущих родительниц была камер-фрейлина Марии Федоровны – Юрьева), а если родятся женска пола, то… старшая Евдокия, младшая Марфа – с той же фамилией. А восприемником их у Святой купели будет государь и наследник цесаревич Александр Павлович и штатс-дама и ордена Св. Иоанна Иерусалимского кавалер княгиня Анна Петровна Гагарина… Эпизод формально не имел больших последствий …вскоре родились две девочки, но прожили недолго. Однако высокая торжественность необычного акта, не покрывавшего, но, наоборот, открывавшего грех и явно унижавшего Марию Федоровну, привлечение к церемонии наследника – все это имело, по мнению Павла, воспитательный, назидательный характер. Здесь иллюстрация безграничной возможности обходить многие принятые правила, та степень самовластия, при которой, скажем, права Александра ничтожны и легко могут быть подобным актом сведены на нет».

Впрочем, и в правление Екатерины, и в прав-ление Павла, отношение к внебрачным детям было вполне лояльное, и множество известных дворянских родов прославились именно благодаря внебрачным детям.

 

 

Предыдущая статья: О гербах: князей Куракиных, баронов Вревских и баронов Сердобиных.   Следующая статья: О внебрачных детях русских дворян.

Князь Куракин