Масон князь Куракин. » Комета-Возмездие
ruen

КОМЕТА-ВОЗМЕЗДИЕ

Авторский сайт Бударина М.Д.

Масон князь Куракин.

О нравственных качествах человека нужно судить не по отдельным его усилиям,
а по его повседневной жизни.

Б. Паскаль

Следует признать, что этот человек прав,
но не по тем законам, которым решили повиноваться во всем мире.

Г. Лихтенберг

Историческая справка.

Александр Борисович Куракин, известный русский дипломат, родился в Москве 18(29) января 1752 года. Умер 24 июня (6 июля) 1818 года в Веймаре, в возрасте 66 лет. После смерти отца, с 1764года жил в Санкт-Петербурге, на попечении Никиты Ивановича Панина (род. 16.09. 1718 года – умер 31.03. 1783 года). обер-гофмейстера и воспитателя Великого князя Павла Петровича - будущего императора Павла I.

Князь Куракин имел много почетных наград и званий, к которым был весьма неравнодушен, и как утверждали знающие его люди, являлся хотя и добрым, но очень тщеславным человеком. В Российском государстве занимал видные государственные должности. В разное время был вице-канцлером (1796), членом Государственного Совета (1810), сенатором, канцлером российских орденов (1802), действительным тайным советником первого класса (1807).

«Бриллиантовый князь».

Князь Куракин умел и желал, всегда одеваться красиво и со вкусом, используя при этом огромное количество дорогих украшений и драгоценностей, чем всегда выгодно отличался среди окружающей его дворянской элиты: «…роскошь, которую он так любил, и среди коей всегда жил, и сладострастие, к коему имел всегдашнюю наклонность, размягчала телесную и духовную его энергию, и эпикуреизм был виден во всех его движениях. Пожалуй, никто в России, более князя Куракина не относился к своему внешнему виду с такой щепетильностью. Никто более князя Кура-кина не увлекался удовольствиями наружного тщеславия, никто более его не умел наряжаться. Легкомысленно и раболепно он не хотел, однако же подчиняться моде; он хотел казаться не модником, а великим господином, и всегда в бархате или парче, всегда с алмазными пряжками и пуговицами, перстнями и табакерками;… «Смолоду князь Куракин был очень красив и получил от природы крепкое, даже атлетическое сложение. Но роскошь и сладострастие размягчили телесную и душевную его энергию, а эпикуреизм его виден был во всех его движениях, и лучезарное тихонравие его долго пленяло и уважалось, но в новое царствование, с новыми идеями, оно дало повод сравнивать его с павлином»» - свиде-тельствует его современник Филипп Вигель.

В качестве комментария к данному высказыванию Ф.Ф. Вигеля, которого мы еще неоднократно будем цитировать, должен сказать, что Вигель, хорошо знавший князя Куракина, далеко не всегда был объективен в описании его неординарной личности.

Между тем, большинство современников князя отмечают, что каждый штрих в его одежде был тщательно продуман, и этот имидж высокородного богатого светского человека, умевшего искусно и безукоризненно одеваться, ежедневно соблюдался и поддерживался самим князем.

Михаил Иванович Пыляев, русский писатель и журналист, собиравший занимательные истории и исторические анекдоты о знаменитых людях и петербургской жизни XVIII века, пишет:«Куракин был большой педант в одежде: каждое утро, когда он просыпался, камердинер подавал ему книгу вроде альбома, где находились образчики материи, из которых были сшиты его великолепные костюмы, и образцы платья; при каждом платье были особенная шпага, пряжки, перстень, табакерка и т.д.»

Князь Куракин действительно был необычайно щепетилен в деле этикета и выборе костюма. Как исторический анекдот, М.И. Пыляев рассказывает следующую историю:«Однажды, играя в карты у императрицы, князь внезапно почувствовал дурноту: открывая табакерку, он увидал, что перстень, бывший у него на пальце, совсем не подходит к табакерке, а табакерка не соответствует оста-льному костюму. Волнение его было настолько сильно, что он с крупными картами проиграл игру; по счастью, никто, кроме него, не заметил ужасной небрежности камердинера».

Русский историк Дмитрий Николаевич Бантыш-Каменский, также свидетельствует о том, что князь Куракин очень любил дорогую одежду и драгоценности: «… он носил, большею частью, глазетовый или бархатный французский кафтан, на котором, равно на камзоле и исподнем платье, пуговицы все были бриллиантовые, звезды:Андреевская и Черного Орла, кресты: Александровский и Мальтийский на шее, Аннинский в петлице, из крупных солитеров. Он обыкновенно надевал сверх кафтана голубую ленту с бриллиантовым крестом; на камзоле Владимирскую и Прусскую; на правое плечо эполет бриллиантовый или жемчужный; пряжки и шпагу имел алмазные; даже петлю на шляпе из бриллиантов; носил кружева на груди и рукавах; ослеплял всех богатством своей одежды...»

За некоторую нарочитость, и искусственность в одежде, баснословное богатство и болезненное пристрастие к драгоценностям, его за глаза называли «бриллиантовым князем». Под этим именем он и вошел в историю России.

Карьера с детства.

Он был первым ребенком в семье князя Бориса Александровича Куракина (1733-1764), и его жены Елены Степановны Апраксиной (1735-1769), дочери фельдмаршала С.Ф. Апраксина. Брат его бабушки, Никита Иванович Панин, будучи воспитателем великого князя Павла, с разрешения императрицы Екатерины Второй, взял его на совместное обучение и воспитание с наследником российского престола. Благодаря этому счастливому обстоятельству князь Куракин стал детским другом наследника престола.

Граф Н.И. Панин был масоном, и очень честным человеком, что признавали абсолютно все его сов-ременники. Например, половину из 9000 душ, подаренных ему Павлом Первым, он отдал своим секретарям, Фонвизину, Бакунину и Убри, что было очень необычно для того времени. Щепетильную честность Панину удалось привить и князю Куракину, который, по свидетельству современников, всегда щедро расплачивался и благодарил за любую, даже самую малую, оказанную ему услугу. Никита Иванович был достойным человеком, и даже после того, как Екатерина Вторая, из-за масонства, уволила графа Панина от воспитания наследника, для Павла он оставался авторитетом до самой смерти. И после смерти Екатерины, Павел увековечил свою призна-тельность Панину, поставив ему в 1797 году, памятник в церкви Святой Магдалины в Павловске.

Довольно скоро молодой князь стал близким другом и наперсником будущего императора, и в детских играх, называл его другом «Павлушкой». В свою очередь Павел, называл Куракина «своей душою». В детстве у них были очень доверительные отношения, и когда наследнику престола, полностью зависимому в финансовых вопросах от матери, понадобились деньги, Куракин не задумываясь, заложил свое имение, чтобы достать требуемую для Павла немалую сумму денег. Детская дружба Куракина с наследником престола всячески поощрялась их воспитателем Никитой Ивановичом Паниным.

Другой учитель Павла, С.А. Порошин, ведший днев-ник о детских годах Павла, пишет, что «князь Александр Борисович почти каждый день обедал и ужинал вместе с наследником; часто вступал с ним в исторические диспуты».

И надо сказать что, несмотря на все перипетии судьбы, князь Куракин до конца жизни Павла, оставался одним из самых близких и преданных его друзей, а после его смерти, бережно хранил дорогие для него, памятные вещицы императора.

Германский император Иосиф Второй, лично знавший князя Куракина, писал о нем:«Князь Куракин, сопутствующий Их Высочествам по чувству личной преданности, состоит при них уже в течение многих лет. Будучи племянником графа Панина, он уже этим имеет право на признательность великого князя и пользуется доверием и отменным вниманием Их Высочеств. Это человек любезный, и с обращением высшего общества».

Образование.

Кроме совместного воспитания и обучения с цеса-ревичем Павлом, Н.И. Панин в 1766 году отправил молодого Куракина в Альбертинскую коллегию, в германский город Киль, где около года он слушал лекции, числясь при русском посольстве в Копенгагене. Дальнейшее образование князь продолжил в Лейден-ском университете, где вместе с ним учились молодые Н.П. Шереметев, Н.П. Румянцев, Н.Б. Юсупов и С.С. Апраксин. Заграничное проживание и обучение обошлось князю Куракину в 13 тысяч рублей, немалые по тем временам деньги. Как видим, Н.И. Панин не жалел денег на обучение князя Куракина, вследствие чего молодой князь получил блестящее по тем временам образование.

Продвижение по службе молодого Куракина.

Как и другие дворянские дети, князь Куракин с детства числился на службе в гвардии, и уже в 1772 году был пожалован в камер-юнкеры, а в 1775 году определен в Сенат. В 1778 году он стал действи-тельным камергером и предводителем петербургского дворянства.

Посвящение в масоны.

Князь Куракин сопровождал великого князя Павла Петровича в заграничной поездке в Берлин, а затем был отправлен к шведскому королю в Стокгольм. Во время этой поездки, в 1773 году, он вступил в масо-нскую ложу «Капитулум Петролиум», а в 1779 году был принят в главную Петербургскую масонскую ложу.

Куракин был посвящён в члены Мальтийского масонского ордена госпитальеров с подчинением шведскому капитулу. За заслуги в подготовке и заключении конвенции между Российской Империей и Державным Орденом Святого Иоанна Иерусалимского (т.е. Мальтийским Орденом), князь получил звание бальи Ордена. (Бальи - член капитула ордена Иоанна Иерусалимского, носящий по своему званию большой крест.) В 1801-1803 годах князь входил в состав Священного Совета Ордена, занимая должность великого бальи, а в 1802 году даже временно руководил Советом.

Павел и Мальтийский орден.

В 1797 году, Павел принял под свой протекторат остров Мальту, принадлежащий католическому Ордену рыцарей святого Иоанна Иерусалимского, и взял на себя обязательства заботиться о процве-тании Ордена. В заключении конвенции о покро-вительстве над Мальтийским орденом участвовали любимцы Павла, князь А.Б. Куракин и князь А.А. Безбородко.

И здесь уместно сказать, что Павел, который был приверженцем абсолютного порядка и строгого этикета, регламентирования всего и вся, в том числе эмблем, наград и возлагаемых почестей, очень щепетильно относился ко всем внешним прояв-лениям своего почитания, в том числе и к атрибутике Мальтийского ордена.

Вот что об этом пишет А.Г. Тартаковский: «Ярким примером приверженности Павла I к рыцарской идее явились его отношения с Орденом иоаннитов на Мальте. Чудом доживший до нового времени осколок объединения рыцарей-крестоносцев, католиков-иезуитов, Мальтийский Орден во второй половине 1790-х гг. оказался из-за грозных событий Фран-цузской революции в крайне тяжелом положении и вынужден был искать защиты у глав европейских монархий. Иезуиты еще в конце царствования Екате-рины II обосновались в России, а с воцарением ее сына стали добиваться его участия в мальтийских делах. Павел I …в декабре 1797 г. принял Орден под свое покровительство … В сентябре 1798 г. он принял Мальтийский Орден под свое верховное руководство, а в ноябре возложил на себя достоинство великого магистра Ордена… Указание на достоинство «Великого Магистра Ордена св. Иоанна Иерусали-мского» вошло в состав общей титулатуры Павла I, а изображение мальтийского креста было внесено в государственный герб, а сам крест включен в систему высших российских орденов».

Решение Павла стать Магистром Мальтийского ордена было продуманным. Дело в том, что Павел, как и Наполеон, мечтал о мировом господстве, и потому желал взять под свой протекторат весь католический мир. Напомню, что при своей коронации, он как русский император, возложил на себя и обязанности главы русской православной церкви (в царской России церковь подчинялась государю). Он лучше других понимал значение веротерпимости в многонациональном российском государстве, а потому, сразу после восшествия на престол, издал указы о переводе в легальное положение всех старообрядцев с равными правами для всех верующих.

А став магистром Мальтийского католического ордена-государства, проложил себе прямую дорогу для того, чтобы стать во главе и всей католической церкви. С этой целью он предлагал папе Пию VII политическое убежище в России, в обмен на политический союз с римско-католической церковью. Ведь в этом случае, статус русского государя и Магистра Мальтийского католического Ордена, позволял ему возложить на себя и обязанности главы римско-католической церкви. Это обстоятельство и послужило причиной того, католический крест был включен в государ-ственную символику Российской империи.

Но здесь мы должны прервать повествование, чтобы дать энциклопедическую справку о русском масонстве и роли князя Куракина в распространении масонства в России.

 

 

Предыдущая статья: О владениях князя Куракина и столбовом дворянстве.   Следующая статья: Князь Куракин и российское масонство.

Князь Куракин